9 декабря 2009

Охота на глянцевых ведьм

Категория: Персона

Охота на глянцевых ведьм


Сталкиваясь с очередной охотой на ведьм, я чувствую не столько возмущение, сколько досаду. Мне досадно, что человечество не умнеет, вместо причин бед ищет виноватых в них, а это совсем не одно и то же.

Недавно СМИ ополчились на супермодель Кейт Мосс: она посмела заявить, что для нее нет ничего лучше, чем чувствовать себя худой. Ее немедленно обвинили в пропаганде анорексии.

Это, пожалуй, самое бредовое обвинение, которое мне приходилось слышать. Хотя бы потому, что пропагандировать можно идеологию, но никак не заболевание. Для тех, кто в танке, напоминаю: анорексия — психопатологический синдром, а не результат следования моде. Точно таким же патологическим нарушением пищевого поведения является булимия, то есть обжорство. Часто встречается сочетание булимии и анорексии, иногда они встречаются по отдельности. Но почему-то общество не осудит полную женщину, которая заявит, что нет ничего лучше, чем чувствовать себя толстой.

В анорексии принято винить индустрию моды. Вот не было бы худощавых моделей, и никто не доводил бы себя до голодной смерти. И это тоже — бред. Худые модели появились только в 60-х годах прошлого века, а анорексия как заболевание описана еще в XIX веке.

Являясь частным случаем дисморфофобии, то есть синдрома негативного отношения к своей внешности, анорексия чаще встречается у девочек в период полового созревания. Но точно так же подросток может ненавидеть свой нос, уши или ноги.

В психоанализе анорексия рассматривается как подсознательный страх взросления и отказ от беременности (одним из важнейших эндокринных симптомов является нарушение менструального цикла). Часто отмечаются особенности семей, в которых росли больные: властная, гиперопекающая мать и пассивный отец, особое отношение к еде — закармливание или культ диеты.

Также популярным является объяснение анорексии как следствия протеста женщины против социального давления. Первые случаи заболевания были описаны у девушек, принадлежащих к среднему классу. Некоторые авторы называют анорексию болезнью золотой клетки: у девушки из богатой семьи нет необходимости в работе, она обеспечена всем и в то же время лишена самостоятельности. Попытка взять под контроль свое тело, сдерживать аппетит предоставляет ей единственную возможность для обретения автономии.

Есть также драматургическая концепция анорексии; есть объясняющая нервную анорексию религиозными практиками контроля над телом и другие. Но наиболее шаткой является концепция, объясняющая нервную анорексию подиумными и другими социальными стандартами.

Если бы анорексия была следствием давления социальных стандартов, то есть «культа худобы», ею бы страдали все склонные к полноте женщины. Но мы знаем, что это не так. Почему же кто-то доводит себя до голодной смерти, а кто-то счастливо живет, имея 52-й размер одежды?

Потому что анорексия — верхушка айсберга. У пациенток выявляются характерные черты: мнительность, обидчивость, упорство в достижении цели, болезненное самолюбие, перфекционизм, гиперсоциальность. Они не способны к адекватной оценке собственной внешности, их не волнует ни красота лица, ни размер груди — только вес. Переубедить их обычно невозможно, и лечение они проходят в психиатрических стационарах.

Моя знакомая, страдавшая в юности анорексией, после принудительного кормления в психиатрической больнице заставляла «скелетиков» заниматься аэробикой — чтобы сжечь полученные калории. Я боюсь себе представить эту «аэробику». Никакого глянца она не читала, была скорее из неформалов.

Поэтому мне представляются абсурдными нападки на худобу моделей и попытки ввести минимальные ограничения по весу: большинство моделей не сидят на жестких диетах. Они такие от природы. Склонные к полноте просто переходят в модели, демонстрирующие одежду для полных, или неизбежно выбывают из профессии. Среди моделей тоже бывают аноректики, но их единицы. Зато знает их весь мир: к примеру, косточки испанской манекенщицы подняли на стяг борцы с фешн-бизнесом.

Но кто сказал, что идеал красоты — это именно ходячая вешалка? На высоких худых женщинах просто лучше смотрится одежда — если взирать на подиум из зала. Их худоба — скорее техническая, чем эстетическая характеристика. Их лица скорее универсальны, нежели красивы — чем больше можно создать образов, тем лучше.

Красота бывает разной. И сорокового размера, и шестидесятого. Красота — в гармонии черт, а не в показаниях весов. И не стоит демонизировать журналы мод: сами по себе они не вызывают психических расстройств.

источник


Вернуться назад »
  • Просмотров: 2953



Комментарии