Online video hd

Смотреть 2022 видео

Официальный сайт printclick 24/7/365

Смотреть видео бесплатно

 


12 апреля 2010

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Категория: Архив

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Мальчик-«хиви» с немцами в Сталинграде

За что сражались «хиви»?

«Хиви» - это довольно крупная часть коллаборационистов, поэтому антисоветски и античеловечески настроенные историки злонамеренно записывают их в «ярые антикоммунисты», чтобы таких было побольше. Но это вовсе не так. В первой части были показаны документы за, что, по мнению немцев, служили «хиви». Для «хиви» была разработана присяга, текст которой был составлен полковником Фрайтагом фон Лорингхофеном. Они присягали Гитлеру как главнокомандующему, но нигде ни слова не было, за что они воюют. [5] В дополнению к этому...

3 июня 1943 года на совещании в горной резиденции фюрер был обеспокоен деятельность Власова – он в пьяном виде обещал русским коллаборационистам т.н. «русскую антисоветскую армию с национальными командирами» и прочую чушь. Кроме «восточных войск» разговор зашёл и о «хиви» - значительном количестве коллаборационистов. Генерал-фельдмаршал Кейтель успокоил Гитлера: «В этих добровольных помощниках я не усматриваю ни политической, ни пропагандистской, ни какой иной проблемы». Также было сказано, за что они воюют: «… они получают питание и жильё, а также сохранили себе жизнь». [18]

Кроме того, при вступлении в «хиви» (про информации автора статьи где-то с 1943 года) с каждого бралось «Обязательство», которое подписывалось добровольным помощником лично. В нём, опять же, помощники рассматривались сугубо как помощники Германской армии, без своих общегосударственных интересов.

Таким образом, с уверенностью можно сказать, что «хиви» - это своего рода «людское болото». Отягчённые предательством, ради сохранения жизни (другого выхода из концлагеря, кроме предательства своей страны или смерти не было), люди, в первой половине войны, ждали победы немцев и мечтали о спокойной послевоенной жизни и даже возможных привилегиях. Сбежать к партизанам или к солдатам Красной Армии они боялись, ожидая расправы, а стрелять в своих бывших соотечественников тоже не могли... Ясно, что среди «хиви» не могло быть большого количества ярых противников советского правительства, т.к. слишком ничтожна была их роль в войне. Это понимали и немцы, поэтому наиболее лояльные «хиви» зачислялись немцами в более серьёзные подразделения – становились легионерами или полицейскими. И наоборот – как только немцы видели моральное разложение и дезертирство в подразделении полиции или восточных войсках, то таких наёмников могли срочным порядком разделить на мелкие группки и распределить в качестве «хиви» в немецких частях.

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Служебная книжка «хиви» на имя Бориса Селиверастова (или Селивератова, не разобрать). Обратите внимание на написание фамилии по-немецки и по-русски. На первой странице указана должность - Hilfswilliger

«Хиви» с волчьим оскалом

Некоторые надёжные, преданные немцам «хиви» впоследствии становились «Freiwillige» (буквально «доброволец»), т.е. солдатами в немецких боевых подразделениях, воюющие одиночками или мелкими группками наравне с немцами. Они оставались при тех же частях, где были прислугой, но теперь реально с оружием участвовали в сражениях и имели права немецкого солдата носить погоны и эмблему - германского орла. Однако, то были исключение из правил – таких было очень мало.

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Награждение «хиви»

Например, при полку войск СС «Нордланд» (датчане и норвежцы) из дивизии «Викинг» был некий «хиви»-повар Габриель из Азербайджана. Он заслужил доверие немцев и в конце 1942 года взял в руки оружие для борьбы со своими советскими соотечественниками. [13]

Понеся тяжёлые потери военнослужащие СС отправились на переформирование, взяли и верного Габриеля. После создания 11-й панцергренадёрской дивизии СС «Нордланд» он оказался со своими новыми нордическими друзьями во 2-й роте 23-го танково-гренадерского полка СС «Норге» уже в качестве бойца. [13]

По воспоминаниям бывшего командира батальонаа 76-й пехотной дивизии Йохена Лезера, принимавший участие в битве за Сталинград:

«Я был очевидцем того, как мы старались захватить один противотанковый опорный пункт... в 4-х километрах восточнее Вертячего... Этот опорный пункт доставлял нам немало хлопот и потерь, пока мы, наконец, не подавили его. Двое из его противотанкового расчета были взяты в плен, остальные погибли в бою... У нас тогда было уже совсем мало солдат - не больше 4-5 человек в отделении. Особенно большая нужда была в подносчиках боеприпасов и вторых номерах при пулеметах.

Мы изолировали этих двух храбрых пленных из противотанкового расчета друг от друга и уже через полчаса они были включены в состав роты первого эшелона и продолжали вместе с ней атаковать высоту. И когда был убит второй номер у одного из немецких пулеметов, его место занял русский солдат и стал вести огонь по своим прежним боевым товарищам». [19]



От автора статьи – что думал этот «доброволец», когда в течении дня он так резко поменял свою политическую ориентации? Уверен, думал он не о «преступлениях сталинского режима» и прочей чуши. Думал, как спасти свою жизнь. Или ещё пример.

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Русские «Freiwillige» на восточном фронте, 3 марта 1943 года. Вооружены советскими самозарядными винтовками

Донесение начальника политуправления 1-го Укр. фронта ген.майора Ф.В. Яшечкина о показаниях перебежчика – русского добровольца в составе германской армии. 9 января 1945 г.

Доношу показание перебежчика - солдата 3 р[оты] 177 пп 213 пд Сапина Михаила Егоровича, русского по Национальности, уроженца Грайворонского района Курской области.

1924 года рождения, вступившего в немецкую армию в июне 1942 года, о русских в немецкой армии.

«Я не знаю, каково положение в других частях, но в 177 пп 217 пд (пп - пехотный полк, пд - пехотная дивизия - прим. автора статьи) русских я встречал довольно часто. До недавнего времени они служили в основном в обозах (ротных, батальон - ных, полковом) и других тыловых частях. Значительная часть: обозников - русские. Одни из них - бывшие военнослужащие Красной Армии, попавшие в плен к немцам, другие, как и я, мобилизованы немцами. В обозе 7 р[оты] 177 пп было 8 русских, в обозах других рот - примерно столько же.

В связи с большими потерями, понесенными дивизией в боях под Сандомиром, русских стали переводить из обоза на передовую. Меня перевели в 8 роту. Кроме меня, перевели еще 6 русских: Лизуна (из Кировоградской обл.), Беляка (из Днепр петровской обл.), Хвастовца (из Киевской обл.), Кулева (Курск) и др. В 8 роте нас разбили по разным взводам и отделениям.

Питание и обмундирование мы получали то же самое что и немцы. Наравне с ними мы получали в день 600 грамм хлеба, 40 грамм масла или маргарина, 120 - 130 грамм колбасы или консервов. В сумерках привозят горячую пишу. Зимнего обмундирования еще никто не получил. Выдали лишь по две пары бурок на отделение, чтобы стоять на посту.

Из разговоров с другими русскими я знаю, что они были бы не прочь перебежать, но все убеждены, что здесь их расстреляют. Недавно я слышал разговор солдат о том, что на этот участок ожидается прибытие двух полков власовцев». [15]


Так помощник Сапин стал солдатом. Неясно только, что ему грозило в случае отказа. По источнику [5] такие «добровольцы» сражались до конца и дело тут не в отношении к «сталинскому режиму». Просто они знали, что бывшие соотечественники их не пощадят…

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви» с оружием в руках, т.е. «Freiwillige». У всех повязки на руках, повествующие о том, что они на службе у армии. У двоих советские ватники. У переднего каска с полустёртой эмблемой немецкой полиции (гражданской, под эгидой СС)

В феврале 1942 года некоторые «хиви» из крымских татар были организованы в отряды по 200-250 человек и приняли участие в боях в составе 11-й немецкой армии против РККА. Весной они были переброшены под Севастополь, где приняли участие в осаде города. [3]

Если немцы были уверены в «хиви», их могли записать не только в «Freiwillige», но и в более «престижные» подразделения коллаборационистов. Так, например, немцы были уверены в лояльности крымских татар. Уже летом 1942 года 2184 «хиви»-крымских татарина были переданы из 11-й армии на формирование полицейских батальонов «Schumа». [3] Или в конце войны в середине апреля 1945 года в дивизию СС «Галичина» прибыло 2500 безоружных «хиви» из ПВО. 1300 были отправлены на передовую. [5]

Был и обратный процесс – перевод нелояльных в «хиви». Например, из-за морального разложения национального состава и дезертирства были расформированы 452-й и 781-й туркестанские «восточные батальоны». Их состав, считающийся проштрафившимся, был передан в качестве «хиви» в немецкие части. [3]

В последние дни 1944 года немцы разоружили и расформировали остатки 1, 2, 6, 9, 253 и 257-го литовских полицейских батальона «Schuma». Бывшие полицейские стали «хиви» в наземных частях немецких ВВС. Надо помнить, что 1-й и 2-й батальоны прославились своими кровавыми зверствами за пределами собственно Литвы. [5]

В феврале 1944 года, когда Красная Армия уже подходила к границам Литвы, марионеточное литовское правительство объявило набор «для защиты незалежности Литвы» в «Литовский территориальный корпус» (Schutzkorps Litauen). Но незадачливые литовцы потребовали слишком много командных должностей для себя, за что был скандал с немцами. Многих литовских офицеров расстреляли, некоторых отправили в концлагеря, а новобранцев отправили в качестве «хиви» в немецких батареях ПВО, т.к. немцы уже сомневались в преданности литовцев «новому европейскому порядку». [5]

Но то были исключения из правил.

Ещё часто в ряды «хиви» ошибочно записывают абсолютно всех носителей счастливой повязки «На службе Германских вооружённых сил». На фото целые подразделения с оружием и этими повязками дефилируют, и может показаться, что всегда немцы доверяли «хиви» оружие. Это не всегда так – дело в том, что такие же повязки носили подразделения вспомогательной полиции под юрисдикцией военной администрации.

Например, на территории Эстонии с приходом гитлеровцев была создана местная территориальная полувоенная организация «Омакайтсе» (по-немецки Selbschutz, «самооборона» или военная вспомогательная полиция). Глава «Омакайтсе» подчинялся немцу генерал-комиссару Эстонии. В составе территориальных батальонов были бывшие антисоветские партизаны и нелегалы, дезертиры-эстонцы, учащиеся. Сопровождалось это всё антисоветской и даже антирусской «начинкой». Бойцы ходили с повязкой на руке «На службе Германских вооружённых сил», хотя «хиви» не являлись. Члены организации в отличие от «хиви» несли полицейские функции – охрана объектов, дорог, обслуживание наблюдательных пунктов ПВО и ходили всегда с оружием (хотя тяжёлого и автоматического оружия им не выдавали). Короче говоря, это были просто полицейские. [5]

Такие же отряды «самообороны» («Selbschutz») были созданы в Крыму из крымских татар. Эти отряды насчитывали 50 - 170 бойцов, вооружались трофейным советским стрелковым оружием и миномётами и руководились немецкими офицерами. Личный состав был из татар-дезертиров из Красной Армии и из крестьян. Использовались такие отряды для охраны деревень от партизан, проведения немецкой политики и поддержания порядка на местах. [3]

Немецкий приказ ноября 1941 года штаба 11-й армии о создании таких отрядов гласил:

«… 2. В борьбе с партизанами хорошо зарекомендовали себя татары и мусульмане, особенно в горах, где они сообщали о партизанах и помогали их выследить. Из этих групп населения необходимо привлекать людей для дальнейшего сотрудничества…

Вооружение и патроны (желательно трофейные, но не пулемёты и автоматы) выдавать только на время охраны объектов и сдавать после несения службы…Членам вспомогательной службы под страхом смертной казни запретить появление с оружием вне населённого пункта…

g) во время службы члены самообороны носят белые повязки с надписью «На службе Германских вооружённых сил»…

8. Понятие «самооборона» среди населения не употреблять, а пользоваться термином «вспомогательные охранные части». [3]


Набор «хиви» среди гражданского населения - крымско-татарские «Хиви»

Набор «хиви» производился не только среди военнопленных – людей, стоящих между выбором реальной смерти и дальнейшего позорного существования. Среди некоторых категорий граждан СССР набор производился и из местного населения, настроенного наиболее лояльно к оккупантам.

Так немцами было подмечено, что крымские татары относятся к ним очень дружелюбно – дезертируют из армии, бегут из партизанских отрядов, указывают места партизанских тайников, служат проводниками и др. Это было обусловлено ненавистью к советской власти, которая ликвидировала религию, хотя жить и стало намного лучше. Советская власть у татар ассоциировалась со славянами, но они были чужаками. Уже 2 января 1942 года в отделе разведки 11-й армии, оперировавшей в Крыму, состоялось совещание, где было оглашено, что фюрер разрешил неограниченный призыв добровольцев из числа крымских татар. [3]

Призыв крымских татар в полицию и в качестве «хиви» в 11-ю армию начался в населённых пунктах, а также в лагерях военнопленных. Характерно, что набором в занималась айзатцгруппа «Д», т.е. подразделение задачей которого являлось истребление евреев, коммунистов и «нелояльных». За лето-осень 1941 года сама айзатцгруппа «Д» на Украине и в Крыму уничтожила около 40 тыс. человек. [2]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви»-татары. Февраль 1942 года

Приказ по оперативной группе «Д» гласил:

«1. Перед началом вербовочной компании изучить данные этнографического распределения населения Крыма. Вербовку производить только в татарских селах, в строгом соответствии с этими данными. Предпочтение отдавать татарским сёлам в северной части Крыма; для практического осуществления вербовочной компании необходимо разведать состояние и проходимость дорог и возможность проезда в далеко лежащие села.

2. Создать комиссии из представителей оперативной группы и надёжных татар. Чтобы провести призыв как можно лучше, проверить политическую лояльность татарского населения того или иного региона и, наконец, провести его регистрацию; все вопросы связанные с вербовкой добровольцах в лагерях военнопленных, согласовать с соответствующим отделом штаба 11-й армии.

3. Тех татар, которые изъявят желание вступить в части вермахта, можно будет освободить от работы и сконцентрировать в удобных местах, откуда их смогут забрать представители подразделений 11-й армии.

4. Оперативная группа «Д» отвечает за набор добровольцев в роты самообороны, а также за их организацию, подготовку и дальнейшее руководство». [3]


«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви» украинец , сентябрь 1942 года. Как видно петлицы есть, но погон нет

Вербовка в лагерях военнопленных освещалась инструкцией штаба 11-й армии:

«1. Оперативная группа «Д» предлагает использовать в качестве пополнения частей 11-й армии военнопленных татар, которые после соответствующей регистрации и медицинского обследования будут разделены на две категории:

а) те, которые отвечают необходимым требованиям и могут быть сразу зачислены в части 11-й армии;

b) те, которые не полностью отвечают соответствующим требованиям и нуждаются в дальнейшей проверке, остаются в распоряжении оперативной группы «Д» в качестве «резерва». …

2. Военнопленные татары, которые имеют явно выраженные физические недостатки или являются больными, распускаются из фильтрационных лагерей по домам.

3. Военнопленные татары, которые отвечают соответствующим требованиям, но не желают вступать добровольно в части 11-й армии, остаются и далее в качестве военнопленных. При этом руководство лагеря должно облегчить для них режим содержания по сравнению с другими военнопленными.

4. При распределении военнопленных по воинским частям для прохождения дальнейшей службы следует принимать все меры против возникновения болезней среди них». [3]



Таким образом, набор вёлся как среди гражданского населения, так и среди военнопленных. Все бывшие пленные попадали в части вермахта в качестве «хиви», а гражданские как в вермахт как «хиви», так и в части полиции под патронажем вермахта.

В январе-феврале 1942 года в 230 населённых пунктах Крыма было навербовано 5451 человек, ещё в тот же период в 5 фильтрационных лагерях было набрано 3806 военнопленных. Из этих 9257 человек в части 11-й армии как «хиви» попали 8684 крымских татарина, остальные попали в части полиции - «самообороны». [3]

Но 5-6 тыс. татарам-«хиви» не повезло – они отбыли вместе с 11-й армией в сентябре 1942 года на северный участок восточного фронта. В Крыму же осталось 800-900 крымских татар-«хиви». [3]

Для татар-«хиви» были даже организованы специальные курсу при штабе 11-й армии. Под надзором офицеров Абвера (!) наиболее лояльные к фашистам новобранцы прошли подготовку в качестве пропагандистов. После соответствующей антисоветской обработки эти татары должны были вести к «хиви»-крымским татарам в частях 11-й армии. [3]

Кстати, рвение татар служить немцам было экономически выгодно - всем татарам, вступившим в армию в качестве «хиви» или в полицию отдавалось по 2 га земли в собственность. При этом отдавались лучшие куски земли, даже за счёт тех крестьян, которые не успели вступить в эти формирования. Кроме земли, были мелкие приятные услуги - бесплатное питание в спецстоловых для семей, ежемесячные или единовременные пособия и др. [3]

Донесения о настроениях крымских татар примерно до весны 1943 года были радужными. Кстати, крымские татары-«хиви» имели статус выше, чем другие «хиви», однако ни о какой речи к приравнению к немецкому солдату и речи не могло быть. Например, в 30-м армейском корпусе «хиви» получали старые шинели немецких солдат, когда те получали новые. Кроме того, всем «хиви» официально запрещалось носить эмблему германского орла на груди. [3]

За то питание у татар-«хиви» было практически наравне с немцами, к тому же специально для них при немецком госпитале в Симферополе было открыто татарское отделение с татарскими врачами и медсёстрами. [3]

Однако в связи с поражением на фронте и освобождением Крыма Красной Армией настроение у крымских татар-«хиви» навсегда испортилось. Всего по источнику ([3]) в вермахте служило около 9 тыс. «хиви» крымских татар.

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви» туркестанец и его новый друг немец



Юные «Помощники Люфтваффе» (Luftwaffenhelfer)

Были «хиви» и в немецких ВВС. В воздушными силами связан интересный факт. Крайняя нехватка солдат для фронта заставила в начале 1944 года мобилизовать в армию членов т.н. «противовоздушной обороны Германии» в действующую армию в качестве пехоты. На их место предполагалось поставить немецких юнцов 15-20 лет, которые ещё не подлежали призыву в армию. В начале марта 1944 года было принято грандиозное решение об ограниченном наборе молодёжи из оккупированных восточных областей во вспомогательные службы ВВС, да ещё и на добровольной основе! [8] Правда, как потом оказалось, собственно добровольцами были далеко не все... [5]

Брали русских, украинских, белорусских, литовских, латышских и эстонских парней и дивчин в возрасте 15-20 лет. Причём, немецкая довоенная пропаганда сделала своё дело – сами немцы реально предвидели отвращение «арийцев», включая немецкую молодёжь, к таким помощникам-«недочеловекам». Поэтому все эти помощники люфтваффе, за исключением эстонцев и латышей, официально стали именоваться «Помощниками СС» (SS-Helfer) с нарукавной повязкой. Эстонцы и латыши, а также девчонки всех национальностей, носили повязку «Помощники Люфтваффе». В конце концов, 4 декабря все они были переименованы в SS-Zuglinge (юные СС, воспитанники СС). [8]

Забавно, но после прохождения службы в немецких ВВС от 8 до 15 месяцев молодёжь должна была стать полицейскими у себя на родине, которая к тому времени была уже полностью освобождена Красной Армией. [8]

Набор прошёл с 25 марта по 20 сентября 1944 года, было завербовано 21117 детишек, включая 2500 девчонок. [8] «Методы набора были просты - детей просто гнали в армию» - сообщал член оккупационной администрации Украины коллаборационист Зенон Зелёный. Однако часть детей действительно шла добровольно. Например, известно, что из 4139 латышских юношей только 562 человека реально были добровольцами. Лишь 3614 были признаны годными. [5] Чего же обещали этим детям? Сулили хорошее европейское образование, равноправие с немецкой молодёжью, подчинение своим национальным руководителям. Трудно понять, если знать, что вербовка частично была добровольной, почему родители отдавали своих детей на заведомую гибель. Известно, что много детей ранее состояло в молодёжных националистических пронемецких организациях. Возможно, у кого-то родители были из полицаев и прочих коллаборационистов. [8]

Детей распределили: в части связи люфтваффе – 1000 детей, моторизованный батальон полевой жандармерии люфтваффе - 1000 детей, помощниками люфтваффе остальные 19117 человек. Из последних в распоряжение 9-й армии в Бобруйске было передано 302 русских детей, в распоряжение ВМФ – 346 эстонских детей, в 14-ю дивизию войск СС «Галичина» - 250 украинских детей, преимущественно из Галиции. Из всех этих 21117 детей к маю 1945 года 41 человек погибли, а двое было награждено Железными Крестами 2-го класса. [8]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Книжка военнослужащего «хиви» на имя Александра Капитанова. В графе «Beruf» (профессия) значится «Kraftfahrer» (водитель автомашины)

«Хиви» под Сталинградом

Увеличение количества «хиви» и замена их на немцев наглядно просматривается на примере немецкой 6-й армии. Вообще, надо заметить, что с лета до осени 1942 года Красная Армия потерпела сокрушительные поражения, количество дезертиров и перебежчиков было угрожающим. Многие ждали падения Советской власти. Поэтому многие пленные или перебежчики охотно становились «хиви» и вдруг становились ярыми «антисталинцами»...

Численность немецкой 6-й армии на подступах к Сталинграду на 24 октября 1942 года указана в таблице: [14]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)


Видно, что «хиви» в пехотных дивизиях используются наиболее широко: на 2-3 немцев-тыловиков имеется 1 «хиви». После тяжёлых боёв много строевых немецких солдат погибло, а помощь своевременно не поступала. Поэтому немцы пошли на увеличение процента «хиви» в тыловых подразделениях, а высвободившихся тыловиков загоняли на передовую. Наглядный пример этому данные по 389-й пехотной дивизии. [14]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)


Итак, общая численность дивизии упала на 1064 человек, но при этом боевая численность возросла на 1285 солдат. Фокус в том, что «хиви» стало больше на 845 человек, а количество «небоевых» немцев сократилось на 2414 человек. Теперь количество «хиви» стало больше на треть, чем немцев-тыловиков. Этот подсчёт, конечно, не учитывает потери и пополнения, но даёт общее представление о процессе.

Того же числа, 13 ноября 1942 года, командование 6-й армии докладывало командованию группы армий «Б» о проведении мероприятий по усилению состава боевых подразделений:

«…обзор численности по спискам на снабжение и боевого состава показывает значительное перемещение центра тяжести в пользу численности боевого состава по сравнению с донесением от 24.10, что следует отнести на счёт проведённых за это время мероприятий по повышению боевой мощи. …

Кроме того, как уже докладывалось, дополнительные 10800 солдат могут быть включены в боевой состав, как только в распоряжение поступят соответствующее число «хиви». [14]


На 18 декабря 1942 года на довольствии 6-й армии, окружённой в Сталинграде, состояло 249600 человек, в т.ч. 13000 румын, 6000 раненых и 19300 «хиви». [14] Т.е. «хиви» составляли 7,7 %.

Есть и другие данные по «хиви» в Сталинграде. По источнику ([5]) «хиви» в 6-й армии Паулюса в 1942-1943 гг. было больше - 51780 человек плюс ещё зенитно-артиллерийский дивизион, укомплектованный украинцами. В источнике ([19]) говорится уже об якобы 50-70 тысяч «хиви», правда, в это количество входят и другие коллаборационисты - старосты, полиция, казаки и др. Это было 27 % от немецкой армии, окружённой в Сталинграде. Из этого делается спешный вывод о том, что на всём советско-германском фронте так было всегда. Конечно, цифры эти сомнитльны, а вывод вообще бредовый!





«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Регулировщик-«хиви» из 383-й пехотной дивизии вермахта указывает путь грузовичку Renault AHN

«Хиви» в войсках СС

«Хиви» были и в подразделениях войск СС. Вообще, это интересно: отношение солдат СС, пропитанным нацистской идеологией, к «хиви» - представителям недочеловеков. Видный боевой офицер войск СС, командир лучшего соединения войск СС – 2-й танковой дивизии СС «Рейх», Пауль Хауссер, в своих мемуарах [16] касается темы «хиви».

Но как-то странно - в главе под удивительным названием «Братское сердце» он низко кланяется «хиви», вспоминает их добрым словом!!!!! «Где ты теперь, верный Василий, Владимир, Григорий - или ты, Степан, с которым мы так много пережили вместе, чего я никогда не забуду...». [16]

Дальше «хиви» он зовёт соратниками немецких солдат: «Вернейшие наши соратники не стали перебежчиками - перебежчики редко хорошо сражаются, как тогда, так и сегодня, - нет, это были те, кого мы побороли в бою, не столько оружием, сколько человеческим отношением: взглядом, хлопком по плечу, парой добрых слов, открытым солдатским отношением, без втирания в доверие, - как здесь, так и там. И даже если вы потом оставались с нами, то каждый без слов делал-то, что было его солдатской задачей, нашей, а теперь и вашей, так что вы становились частью нашего большого товарищества. Часто мы дивились на вас, вашей неустанности, вашей непритязательности». [16]

Хауссер так описывает некого «хиви» Степана, человека надёжного и преданного. «Помнишь ли ты еще, Степан, старый большевистский увалень, чертовски безумную идею тогда пойти на «мощную разведку» там, у Сычевки? Плохо пришлось бы нам всем - всему взводу, не задумай мы эту милую небольшую штуку. И потом - гол! - и все пошло как по маслу! То, что не могли сделать тридцать человек на заснеженных, лишенных прикрытия полях, мы провернули очень просто, под сталинским кроваво-красным флагом, втроем на деревянных санях и в форме прославленной Красной армии. Слушай, у меня сердце чуть не выпрыгнуло из глотки, когда мы промчались через первую позицию в Карахо мимо тридцати солдат, которые как раз вроде получали приказы. Но ты так страшно крикнул что-то этим парням, что они, наверное, подумали, что к ним лично прибыл самый верховный из всех военных комиссаров. И мы засмеялись над тем, что старший товарищ продолжал отдавать честь, когда мы уже давно проехали мимо.

Ну да ладно, у Вандера Вили уже под сеном рука была готова схватить пулемет, и все мы втроем были рады, когда наконец снова приехал и к своим, которые уже списали нас на тот свет. Но стоило ли тебе, мой неугомонный товарищ, в придачу ко всему в одной из этих дыр заказывать жареную картошку, да еще и у старосты, когда каждую секунду мог кто-нибудь появиться? Ну, с теми тремя «товарищами», на которых мы там напоролись и которые хотели раздобыть картошку для своей роты в соседней деревне, мы еще справились. Только эти парни не хотели идти с нами; в конце концов, не стоит на них за это обижаться. Но потом они все-таки сидели смирно на наших санях и даже не спрыгнули, когда мы встретили других на узкой дороге. Ты хотя бы тогда сказал «До свидания» на прощание? Я уже не припомню - у меня тогда что-то болел живот, - ведь, в конце концов, было чертовски безбашенным прихватить с собой еще этих трех парней. Ну, теперь один из них стал очень хорошим стрелком, в то время как другие отправились в лагерь для военнопленных». [16]

Далее Хауссер разглагольствует про бредовость нацистских идей расового превосходства, про жестокое обращение с военнопленными, про то, как верных «хиви» нечаянно отправили в концлагерь и прочее. Такое чувство, что Хауссер прикидывается дурачком, говоря о братстве и товариществе с «хиви». Как немецкий солдат может стать братом и товарищем, пусть даже и человеку не любящему коммунизм? В лучшем случае просто временным попутчиком... Кстати, Власов допёр до этого ещё за год до войны...

Впрочем, случаи, когда отдельные «хиви» по мере своих сил помогали немцам, не были редкостью. Известен факт с ретивым советским «хиви». Этот «хиви» входил в обслуживающий персонал из 101-й батальона тяжёлых танков «Тигр» из 1-го танкового корпуса войск СС, одной ротой этого батальона командовал известный герой - оберштурмфюрер (обер-лейтенант) Михаэль Виттман. Этот «хиви» как раз и отличился в ходе знаменитой атаки Виттмана 13 июня 1944 года, когда только один Михаэль расправился с 21 английским танком и 22 единицами другой бронетехники. [29]

О той атаке воспоминает роттенфюрер (обер-ефрейтор) Лау, который находился в другом «Тигре»: «…Справа мы увидели два «Кромвеля» - они как раз поворачивались, и мы их подбили. Везде вокруг нас находились английские войска, их солдаты суматошно бегали взад и вперёд… Затем мы уведили несколько наших, они окружили англичан. Один русский из обслуживающего персонала нашей полевой кухни особенно отличился в этом…». [29]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

Отпускной билет «хиви» на имя Степана Орла, выписанный немцами, видимо, за хорошую службу

Отношение немцев к «хиви»

Отношение простых немцев-солдат к «хиви», без пафоса, как у Хауссера, пытающегося обелить себя за действия своих солдат СС, можно проиллюстрировать на примере воспоминаний Гельмута Клаусмана из 111-я пехотной дивизии вермахта.

«Отношение к местному населению, к русским, белорусам, было сдержанное и недоверчивое, но без ненависти. Нам говорили, что мы должны разгромить Сталина, что наш враг это большевизм. Но в общем отношение к местному населению было бы правильным назвать «колониальным». Мы на них смотрели в 41-м, как на будущую рабочую силу, а на захваченные районы, как на территории, которые станут нашими колониями». [21]


«На обычном человеческом уровне были и контакты. На Северном Кавказе я дружил с азербайджанцами, которые служили у нас вспомогательными добровольцами (хиви). Кроме них в дивизии служили черкесы и грузины. Они часто готовили шашлыки и другие блюда кавказской кухни. Я до сих пор эту кухню очень люблю. Сначала их брали мало. Но после Сталинграда их с каждым годом становилось всё больше. И к 44-му году они были отдельным большим вспомогательным подразделением в полку, но командовал ими немецкий офицер. Мы за глаза их звали «Шварце» - чёрные.

Нам объясняли, что относиться к ним надо, как боевым товарищам, что это наши помощники. Но определённое недоверие к ним, конечно, сохранялось. Их использовали только как обеспечивающих солдат. Они были вооружены и экипированы хуже». [21]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви»-татарин. Мундир - немецкий. Звезда на будённовке, судя по всему, сорвана, но под ней ткань не выцвела, поэтому невыцвевшую ткань видно

Ещё один пример отношения к «хиви», правда, к тыловому рабочему на ж/д приводит танкист Юрий Максович Поляновский.

На Украине во второй половине войны Поляновский оказался в окружении, блуждал, в плен сдаваться не хотел. Его приютили рабочие – железнодорожники, дали одежду и синюю повязку рабочего. Всей бригадой, включая бригадира, его прикрывали. Так он в течении 6 недель без документов проработал, но вскоре немцы стали отступать… [23]

Рабочие решили дождаться своих и спрятались, но их выловили немцы и заперли в будке стрелочника. Бригадир, знавший немецкий, пояснил своим товарищам по несчастью: «Думают, что с нами делать. В штаб вести далеко – двенадцать километров, вдруг русские настигнул. Если отпустить, то русские нас сразу же призовут в армию. Надо расстрелять». [23]

К счастью, немцев заметил штурмовик и начал стрелять по ним, а рабочие разбежались…

Такое отношение было к большинству «хиви», т.к. они оставались чужаками. Лишь к отдельным особенно отличившимся и надёжным прислужникам отношение было почти братским.

История одного «хиви» - из грязи в князи и обратно в грязь

Возможно самым известным «хиви» стал Георгий Николаевич Жиленков. Воронежский беспризорник родился в 1910 году, в 1929 году вступил в ВКП(б), дорос до секретаря райкома партии Ростокинского района Москвы и члена Московского городского комитета партии. [18]

Попал в армию в звании бригадного комиссара и являлся членом Военного совета 32-й армии. Т.е. в случае плена и разоблачения ему грозила верная смерть. И в плен он действительно попал осенью 1941 года в районе Вязьмы. Но прикинулся простачком-тыловичком Максимовым и стал с ноября шоферить при 252-й пехотной дивизии в качестве «хиви». [18]

Являясь шофёром-«хиви» Жиленков сколотил группу таких же «шофёров» и участвовал с ними в подпольном сопротивлении, но в мае 1942 года при подготовки очередной диверсии - взрыва гжатского армейского склада был предан лесником Черниковым и арестован немцами. [18]

На допросе назвал немцам свою фамилию и настоящую должность, но при этом изъявил желание бороться против советской власти! Сказалась сноровка беспризорника. Опять Георгию Николаевичу «попёрло»! Немцы ему поверили и он стал служил в отделе пропаганды вермахта, потом в РННА на должности начальника пропаганды. Войну закончил в советском плену, последнее звание его было генерал-лейтенант РОА. [18]

Оказавшись на скамье подсудимых вместе с Власовым бывший «хиви» Жиленков сказал: «Я совершил тягчайшее преступление перед партией и Советской Родиной, за что будет справеливым приговором суровое возмездие…». [18] Короче, Жиленков «увидел свет в конце тоннеля» перед самой «стенкой»...

Моральное разложение «добровольцев»

Неудачи хозяев на фронте больно ударили по «добровольным помощникам», как и по прочим коллаборационистам.

Начальник полевой полиции при группе армий «Юг» 10 сентября 1943 года сообщал: «…3) Поведение служащих восточных соединениях и «хиви». Почти повсеместно поступают жалобы от всех подчинённых полевой полиции групп о поведении «хиви» и восточных войск. Разнузданность и выступления против населения в порядке вещей. Таким образом, эти случаи оказывают влияние на положение полиции и Абвера, отношение населения к немецким войскам все более отрицательно. Указывается, что, по крайней мере, часть этих выступлений произошла по причине недостаточного контроля. Случаи дезертирства, бунта и враждебных действий против немцев в соединениях восточных войск растут». [5]

Хотя надо отметить, что по Мюллер-Гиллебранду ([17]) «хиви» подвергалиьс меньшему разложению и меньше дезертировали, чем коллаборационисты из «восточных войск». Этому способствовало, прежде всего, большее количество немцев, которые присматривали за помощниками, а также то, что советская пропаганда на «хиви» практически не действовала...

Количество «хиви»

О количестве «хиви» на иных форумах пишут удивительные цифры: 1 млн., 2 млн., 2,5 млн. или даже 1/4 всей немецкой армии. Вопрос о количестве «хиви», как и об общем количестве советских коллаборационистов очень важен. Нередко всех из записывают в «борцы с тоталитаризмом» и называют Великую Отечественную войну чуть ли не Второй Гражданской - мол, противостояние граждан одной страны. Была, мол, «массовая борьба советских людей против «сталинизма» на стороне гитлеровской армии» и прочая чушь... Так сколько же их реально было?

3 июня 1943 года на совещании в горной резиденции Гитлера генерал Цейтлер сообщил присутствующим о том, что число «добровольных помощников»-«хиви» в войсках составляет 220 тыс. человек. Но это были только те «хиви», которые были при армии. На том же совещании выяснилось, что ещё 47 тыс. «добровольных помощников», оказывается, являются работниками ж/д сети в тылу армии генерал-полковника Линдемана (это к которому приволокли пленного Власова). Т.е. они работали в тылу и «борцами с тоталитаризмом» быть никак не могли. [18] Источник достоверный, т.к. фюреру врать не будут.

То есть получается, что кроме «хиви» при войсках, были ещё и «хиви» в тылу. Их функции были схожи с отдельными рабочими ротами и батальонами из т.н. «восточных войск».

По также авторитетному источнику (Мюллер-Гиллебранд) цифры несколько другие: на июнь 1943 года «хиви» (или «добровольцев вспомогательной службы») - 220-320 тыс. человек, к концу 1943 года - 150-250 тыс. «хиви». [17] По источнику ([5]) - на февраль 1943 года «согласно статистическим данным Управления Восточных войск» число бывших советских граждан, состоявших на немецкой военной службе было 750 тыс., из них «хиви» 400 - 600 тыс. человек. Согласно докладной записки капитана Доша от 2.2.1943 г. [22] относительно численности «местных вспомогательных сил» на службе вермахта количество «хиви» было оценено 400 000 человек. Тут опять же, очевидно, в общем количестве подсчитаны разные рабочие, а не только «хиви» в дивизиях вермахта и войск СС.

Итак, если принять, что цифра оглашённая Гитлеру в 220 тыс. «хиви» в войсках правдива, а также данные о 400 тыс. «хиви» всего верны, то получится, что на 1943 год только 55 % «хиви» были при войсках.

Сколько же всего советских людей прошло через «хиви»? Современный украинский достойный историк О. Романько даёт такую информацию:

«Хиви»

Граждане государств Западной и Северо-Западной Европы - 54,5 тыс.;

Граждане государств Восточной и Юго- Восточной Европы - 20-25 тыс.;

Граждане СССР - 665-675 тыс. (600 тыс. в сухопутных войсках, 50-60 тыс. в ВВС и до 15 тыс. на флоте);

Всего «хиви» всех стран - 735-750 тыс. человек.;

Всего граждан СССР в вермахте, полиции и войсках СС - 1,3-1,5 млн.;

Всего в вермахте, полиции и войсках СС - около 2 млн. [8]

Всё-таки, эти данные кажутся автору статьи завышенными, хотя и наиболее внятными.

Национальный состав «хиви» был наиболее представлен славянами. Это обусловлено многими причинами – полевые командиры поначалу проявляли отвращение к «монголоидным» личностям и брали только советских европейцев. Потом по ходу войны для многих среднеазиатов, кавказцев и прибалтов были созданы национальные полицейские или фронтовые подразделения, лишь к славянам Гитлер относился недоверчиво, но их продолжали брать в «хиви». Кроме того, для большинства славян, кроме «западенцев», Великая Отечественная война реально была войной за выживание их Родины, поэтому многие выбрали ради сохранения жизни наиболее безобидную форму коллаборационизма… А ведь могли пойти в «полицаи» или «восточные войска»…

Всё-таки кое какие цифры по другим национальностям можно найти. 14 сентября 1944 года руководитель отдела «Восток» Главного Управления СС Ф. Арльт сообщал о наличии на тот момент 20 тыс. татар-«хиви» (не ясно волжских, крымских или всех вместе). [5] Летом 1944 года 12159 латвийцев служило в качестве «хиви». [5]

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви» помогают немцам преодолевать родное бездорожье

Фронтовики о «хиви»

Великая Отечественная война была войною за выживание советских, славянских народов. Всякий сотрудничающий с немцами, пусть даже как повар или разнорабочий, пусть даже он был обижен властью (а на Руси обиженых властью исторически жалели), всё равно нормальными людьми воспринимался как предатель, мразь, человек-сорняк.

В воспоминаниях Главного маршала артиллерии Н.Н.Воронова «На службе военной», в одной из глав, посвященных разгрому немецко-фашистских войск под Сталинградом, есть такой эпизод: «Наши конвоиры вели группу пленных, затем остановили ее, построили в одну шеренгу и стали бить каждого пленного по лицу. Я немедленно послал туда офицера. Избиение прекратилось к великому неудовольствию наших бойцов. Эти пленные оказались власовцами - изменниками и предателями Родины». [19]

Воронов немного напутал - термин «власовец» появился немного позже в 1943 году относительно к коллаборационистам в русских восточных батальонах. Избиваемые были славянами-«хиви». Воспоминания других воевавших ветеранов Красной Армии дают однозначную моральную оценку всем коллаборационистам, включая и «хиви» - предатели и изгои.

Так уж устроена душа у славян - предательство, пусть даже и против нелюбимой власти (а когда она была любимой?), считалось плохим поступком. Так было и при Петре Великом (вспомним Мазепу), так было и после крушения коммунизма во время кровавой войны в Чечне в 1990-х годах. В последнем случае как власть не изголялась над народом путём ваучеризаций, инфляций и безработицы, пойманный славянин, воевавший на стороне чеченских боевиков, по слухам, жил не долго. Иногда фронтовики, тайком от начальства, казнили его экзотически - вешали за дульный тормоз орудия танка и медленно задирали ствол вверх...

Надо отдать должное советской власти: в официозе - фильме «Судьба человека» по роману Симонова - Андрей Соколов (Бондарчук-старший) по воле судьбы стал «хиви». Был шофёром-тыловиков в РККА, а у немцев стал шоферить в службе Тодта, возить немца инженера в чине майора армии. В фильме он положительный герой, его простили, правда, он перебежал к своим не с пустыми руками - прихватил того самого немца-инженера. В общем, в фильме показаны страдания немецкого помощника поневоле... А таких было сотни тысяч...

«Хиви» или «добровольцы вспомогательной службы»(Часть 2)

«Хиви». Один в будённовке, но без звезды


Вернуться назад »
  • Просмотров: 4515



Комментарии


Смотреть видео онлайн

Онлайн видео бесплатно