17 марта 2010

Четыре линии Маннергейма ('День за днём', Эстония)

Категория: Архив

Советская Россия ни с кем не воевала так часто, как с Финляндией

Четыре линии Маннергейма ('День за днём', Эстония)


70 лет назад, 12 марта 1940 года, был подписан Московский договор, завершивший очередную советско-финскую войну 1939/40 года – Зимнюю, как принято называть ее в Финляндии. Сотни монографий, десятки фильмов, тысячи газетных статей сделали из Зимней войны неотъемлемую часть финского исторического самосознания. Упреком в бездеятельности, граничащей с предательством, война эта стала в последнее время для эстонских политиков. Болезненным напоминанием о погибших и искалеченных солдатах, чье мужество разбилось о бездарность тогдашнего военно-политического руководства, остается эта советско-финская война для российских историков.


Но самое интересное заключается в том, что Зимняя война была всего лишь одной из четырех советско-финских войн. Все эти войны полыхали из-за контроля над акваторией Финского залива, из-за обладания Карельским перешейком, Восточной Карелией и незамерзающим портом Петсамо/Печенга. По мнению некоторых политиков, это была одна и та же война длиной более четверти века. По мнению других политиков, проблемы, породившие эту войну, не имеют окончательного решения.

На руинах империи

Большевистский переворот в Петрограде подстегнул политические силы Великого княжества Финляндского 6 декабря 1917 года объявить о полной своей независимости. В отличие от эстонцев, финны за столетие автономного существования под крылом Российской империи уже привыкли чувствовать себя вполне готовыми к независимости. Если эстонские политики в лучшем случае мечтали о федеративном устройстве российского государства и культурной автономии, то сепаратизм Великого княжества Финляндского мог удовлетвориться только собственной государственностью.

31 декабря 1917 независимость Финляндии признал СНК РСФСР. В стране тут же вспыхнула Гражданская война. В Финляндии она была скоротечной, но исключительно жестокой и кровавой. В ходе боевых действий зимой и весной 1918 года с обеих сторон погибло около 8500 человек. Летом 1918 года белые взяли верх и в концлагеря было посажено около 90 тысяч красных. Каждый четвертый из них был казнен или умер от голода и лишений.

Финляндия официально объявила войну советской России 15 мая 1918 года. Главнокомандующий Густав Маннергейм, на волне господствующих в его политическом лагере настроений, провозгласил, что не вложит меч в ножны, пока не «освободит Восточную Карелию и Олонию». Красный Петроград должен был пасть вместе с большевиками. Но искушенный в политическом византизме генерал Маннергейм фактически саботировал совместный поход Северо-Западной армии на Красный Петроград, выдвигая условие признания независимой Финляндии в границах аж до Белого моря.

К началу 1920 года финны остались вовсе без союзников: Эстония признала большевистскую Россию и заключила с ней мир, Северо-Западная армия Юденича была интернирована, англичане оставили Архангельск и Мурманск. Война закончилась 14 октября 1920 года заключением мирного договора, также вошедшего в историю под именем Тартуского. Финляндия приросла незамерзающим портом в Заполярье (Петсамо) и западной частью полуострова Рыбачий.

Лесные братья Василия Сидорова

Вторая советско-финская война вспыхнула зимой 1921/22 года в Карелии и была по сути дела антибольшевистским восстанием, подогретым голодом, нищетой и продразверстками. Руководил повстанцами под именем Укки Вяйнемяйнен местный уроженец Василий Сидоров. В самой же Финляндии карельские «лесные братья» вызвали волну сочувствия и многотысячный поток добровольцев на карело-советский «фронт».

Кое-кто из финских националистов (например, впоследствии герой Зимней войны генерал Пааво Талвела) вел в этих краях непрерывную партизанско-диверсионную войну аж с 1919 года. По поводу этой «незнаменитой» войны были проведены специальные советско-финские переговоры, подписано мирное соглашение. На территории исторической Карелии с 1923 года в России появилась Карельская АССР со столицей в Петрозаводске.

Малой кровью на чужой территории

Неуклюжие попытки Кремля весной 1938 года, через резидента НКВД в Хельсинки Бориса Рыбкина (он же Ярцев), уломать финнов уступить несколько островов и часть Карельского перешейка в обмен на леса и болота Восточной Карелии не увенчались успехом. Ничего Москва не добилась и на переговорах 1939 года. Советский Союз ссылался на стремление обезопасить Ленинград, финны же никак не желали подрывать основы своей политики скандинавского нейтралитета, не хотели потерять лицо в глазах Швеции и в перспективе осложнить подозрениями традиционно задушевные отношения с Германией.

Коммунистическое доктринерство оставляло для тогдашней советской дипломатии только три средства общения с потенциальными партнерами из «капиталистического лагеря»: подкуп, обман и вооруженное насилие. После августа 1939 года Кремль решил добиться силой того, к чему стремился с весны 1938-го, применяя уговоры и подкуп.

Советско-финская война полыхнула 30 ноября 1939 года как раз в тот загадочный период Второй мировой войны, когда большая часть европейских стран еще наслаждалась последними месяцами мирной жизни, а франко-английские войска стояли напротив немецких вдоль границы, и никто ничего не предпринимал. Историки считают, что на рубеже 1939-40 годов Гитлер еще надеялся уломать Лондон махнуть рукой на Польшу и, в предвкушении долгожданного антибольшевистского похода на восток, заключить с Берлином почетный мир. Сталин же боялся именно такого сценария и не скрывал этого.

В марте советские войска прорвали линию Маннергейма на Карельском перешейке и взяли Выборг. Мирные переговоры при негласном посредничестве Швеции шли уже не первый месяц и 12 марта завершились подписанием Московского договора. Финляндия потеряла Карельский перешеек, северное Приладожье, Петсамо и контроль над Финским заливом.

К этому времени, как свидетельствует историк Елена Зубкова, Сталин начал подумывать отказаться от затеи превратить Прибалтику в простой «санитарный кордон» и пришел к мысли, что проще будет откровенно аннексировать и «советизировать» Литву, Латвию и Эстонию. Финляндии же был преподан кровавый урок.

Известно, что Берлин отказался поставлять финнам оружие и продовольствие, а по дипломатическим каналам повторял, что считает советские требования вполне разумными и справедливыми. Формально позиция Берлина просто соответствовала договоренностям в рамках пакта Молотова–Риббентропа. По существу же советско-финская война, независимо от результата и несмотря на все стратегические риски, полностью отвечала интересам нацистской Германии.

Война расшатывала скандинавский нейтралитет, сталкивала лбами англичан и русских, но никак не осложняла немецких планов. Наоборот, выдвижение советских войск в Прибалтику, Польшу (Западную Украину и Белоруссию) и на Карельский перешеек позволяло вермахту наконец-то войти в соприкосновение с противником. В результате в 1941 году Ленинград был блокирован уже на 79-й день войны. Мужество, самоотверженность и стойкость советских солдат, латвийских и эстонских ополченцев не смогли компенсировать доктринерство и бюрократизм военно-политического руководства советской страны.

Война номер четыре. Она же последняя?

В российской историографии война, которую объявила Финляндия Советскому Союзу 26 июня 1941 года, считается войной самостоятельной, в которой финны выступили союзником гитлеровской Германии. Финские историки предпочитают называть ее «войной-продолжением», т.е. контрнаступлением после отступления в Зимней войне. Барон Маннергейм первым стал настаивать и на том, что Гражданская война в Финляндии вместе с первой финско-советской войной составляют единую войну – Освободительную. Он же 30 ноября 1939 года, обращаясь к финскому народу, заявил, что Зимняя война – суть последняя фаза войны Освободительной. Таким образом, с 1918 по 1944 год шла одна война, прерывавшаяся временными перемириями.

События «войны-продолжения» выходят за пределы юбилейной даты. Они хорошо известны и не менее поучительны. Финляндия под давлением преобладающей силы вернулась к выгодному для нее состоянию, отдаленно напоминающему экономические привилегии в составе Российской империи. И процветает. Однако процветание, нейтралитет и скандинавская ориентация, как оказалось, весьма чувствительны к способности – не дай бог! – оказать вооруженное сопротивление.

Как показала дипломатическая война вокруг проекта «Северный поток», контроль над Финским заливом задевает стратегические интересы всех стран региона, но особенно России. Не последними по значению остаются и хлопоты по поводу проблем братских финно-угорских народов. 70 лет назад «взмах крыльев бабочки» – помните выступление Тоомаса Хендрика Ильвеса в Ханты-Мансийске? – заставлял снайпера Симо Хайха нажимать на спусковой крючок. Бабочка взмахнула крыльями 542 раза.


Вернуться назад »
  • Просмотров: 2431



Комментарии