Новости СМИ2

Две политические повестки дня российской власти и ее восприятие гражданами

Две политические повестки дня российской власти и ее восприятие гражданами

Смотреть HD

видео онлайн

бесплатно 2022 года



Тот, кто следит за перипетиями российской политики, не мог не заметить, что за последнее время изменился язык, на котором обсуждаются острые политические проблемы. Конечно, журналисты и политологи по-прежнему любят гадать, кто станет следующим президентом: Владимир Путин или Дмитрий Медведев, но куда более важен вопрос о том, с какой повесткой дня придет будущий президент, какую бы фамилию он ни носил. Хотя сам термин «повестка дня» достаточно понятен, но его использование в разных источниках весьма разнится.

Политологи связывают повестку дня с теми идеями, целями и ценностями, которые власть (и прежде всего исполнительная) кладет в основу своей текущей политики. Теоретически любая власть стремится сформулировать свою повестку дня так, чтобы она стала действенным инструментом проведения ее политики.


А как формирование повестки дня происходит на практике? В конце 1999 — начале 2000 года мне довелось участвовать в работе Центра стратегических разработок под руководством Германа Грефа. Само создание этого центра свидетельствовало о том, что накануне президентских выборов команда, помогавшая Владимиру Путину к его избирательной кампании, почувствовала необходимость создания новой повестки дня, новой стратегии развития страны на следующие 15 лет. Был собран коллектив экономистов, юристов, политологов, социологов и других экспертов, которые должны были сформулировать эту самую стратегию. Мне был поручен один из семи разделов, касающийся разработки целей и ценностей развития страны. Мои коллеги и я полагали, что цели власти, положенные в основание такой стратегии, должны каким-то образом сопрягаться с теми целями, ценностями и настроениями, которые есть в обществе. Более того, цели стратегии стоило бы формулировать исходя из общественных потребностей.

Работа шла успешно, и подготовленные нами материалы использовались в предвыборных выступлениях Владимира Путина, в политической повестке дня, которую он разрабатывал со своим штабом.

Однако в том, что касается долгосрочной стратегии, мы потерпели полное фиаско. Во-первых, экономисты под руководством Германа Грефа и Евгения Ясина, ознакомившись с нашими выводами, увидели явное противоречие между настроениями общества, описанными в нашем разделе, — с одной стороны, и предлагаемыми ими экономическими реформами — с другой. После этого они потребовали убрать раздел о целях и ценностях из общего документа. Во-вторых, стратегия развития страны вначале была рассчитана на 15 лет, а конечный ее вариант ограничился сроком в 1,5 года и носил сугубо экономический характер, а «гуманитарное измерение» было сочтено просто ненужным.

Здесь возникает очень непростой вопрос: должна ли власть формулировать свои цели и ценности, учитывая состояние общества, и если да, то в какой степени? Тогда, в 2000 году, экономисты, стоявшие во главе проекта, сочли более простым выходом убрать из стратегии упоминание о том, в какой мере население готово к предлагаемой ими либеральной повестке дня. Как мы все видели, за такое игнорирование психологического фактора мы все дорого заплатили. И уже не один раз. Но это вовсе не означает, что при формулировке повестки дня власть должна идти на поводу у населения и ставить задачи, опираясь только на представления, возможно, не самых «продвинутых» слоев общества.

В годы президентства Путина серьезной потребности в стратегической работе у власти не возникало, возможно, в силу того, что поставленные в первом президентстве задачи ему в основном удавалось решить. Но кризис 2008 года по-новому поставил проблему стратегии. Обнаружились системные прорехи, которые не решались на протяжении всего постсоветского периода и решение которых требует долгосрочной стратегии.

С приходом Дмитрия Медведева ситуация изменилась. Сам факт неоднократных обращений первого лица государства к построению стратегии развития страны на длительную перспективу можно считать определенным прогрессом. Хотя и сейчас невооруженным взглядом видны проблемы, в частности, субъективизм и случайность в отборе экспертов, недостаточное число серьезных дискуссионных площадок для обсуждения стратегии.

ЧТО ПРЕДЛАГАЕТ ВЛАСТЬ

Если правящий класс консолидирован, то у него имеется общее представление о целях и ценностях развития страны. Но в силу особенностей конфигурации власти в сегодняшней России мы имеем не одну, а две повестки дня власти: модернизационную, связанную с именем президента Дмитрия Медведева, и консервативную, которую предлагает «Единая Россия» во главе со своим лидером — Владимиром Путиным.

Так, для либерально-модернизаторской повестки дня важнейшими ориентирами являются инновационная экономика, политическая демократия с конкурентными партиями, где наряду с консервативной ЕР будут представлены другие, прежде всего либеральные партии, и «умное» население, которое готово брать на себя ответственность и не склонное к патернализму.

Если взять консервативную повестку дня, то для нее характерно убеждение, что стране необходим «рестарт, ренессанс, обращение к какой-то бывшей в прошлом фундаментальной культуре, ее возрождение на новом уровне».

Модернизационной повестке дня консерваторы противопоставляют сохранение существующей политической системы с фасадным характером демократии, но с большей или меньшей устойчивостью экономического развития.

Как видим, две повестки дня в существенных моментах расходятся довольно сильно. И эффективность той или иной повестки дня во многом будет зависеть от того, какую из них готово поддержать общество.

ЧЕГО ЖДЁТ ОБЩЕСТВО

Чтобы оценить готовность общества последовать за модернизаторской или консервативной повесткой дня, обратимся к некоторым данным, полученным на кафедре социологии и психологии политики факультета политологии МГУ в самое последнее время.

Начнем с того, что такая поддержка предполагает доверие его власти в целом, к политическим лидерам и институтам. Как и в предшествующие годы, в стране существует достаточно высокий уровень доверия первым двум лицам государства, но это совсем не свидетельствуют о доверии власти в целом. Так, наши данные говорят о существенном преобладании негативного восприятия власти над позитивным.

Чтобы оценить отношение граждан к двум стратегиям, важно посмотреть на них в сравнении с прежними историческими периодами.

Так, в сегодняшней России число тех, кто негативно (49%) описывает власть, почти в два раза больше тех, кому она кажется привлекательной (23%). При этом примерно равно число тех, кто считает ее эффективной и неэффективной.

Власть в годы правления Путина описывают в положительном ключе 57%, а в отрицательном — 27%. Ее считали эффективной 53%, а неэффективной 11%.

Власть в период президентства Ельцина получила самые худшие оценки: 76% негативных и только 10% позитивных. Поскольку повестка дня либералов рисует годы правления Ельцина как апогей демократии, то понятно, что возврат к такой повестке дня вряд ли обрадует население.

Типы представлений граждан о демократии
На основании опросов общественного мнения кафедрой социологии и психологии политики МГУ.
картинка

Советский период оценивается в настоящее время амбивалентно (36% позитивных на 39% негативных). Таким образом, можно сделать вывод, что динамика оценок власти в разные периоды не связана с ностальгией по прошлому. Речь идет скорее всего о поддержке определенной повестки дня. С этой точки зрения повестка дня нынешнего президента уступает повестке дня Путина и советскому периоду, хотя сильно превосходит ельцинскую.

Если же посмотреть на то, что в идеале хотят видеть граждане во власти, то мы обнаружим, что на первом месте стоят ее определения как демократической (42%). Есть, конечно, определенная часть общества, которая испытывает ностальгию по сильной руке (13%), но она не так велика, как принято считать. А вот такие качества реальной власти, как легитимность, честность, справедливость и ответственность, находятся в явном дефиците, что отметила почти треть опрошенных. О поведенческом компоненте оценок власти можно судить по отношению граждан к политическому участию. Так, 66% опрошенных готовы принять участие в выборах как избиратели. Это достаточно большой процент. Но стоит заметить, что это намного меньше, чем было в 1990-е годы, когда их было почти 80%. В то же время за прошедшие годы увеличилась численность готовых участвовать в митингах в поддержку той или иной партии — 17% против 11% в 1990-е и 18% против 8,7%, готовых принять участие в забастовке. Эти данные показывают, что само участие как демократическая ценность достаточно глубоко укоренилось в сознании россиян. Это относится не только к конвенциональным формам, таким как участие в выборах, но и к демонстрациям и забастовкам, которые в начале постсоветского периода воспринимались как «неправильные».

Другой вопрос, дающий представление о настроениях в обществе, это открытый вопрос: «Больше всего меня возмущает...», показывает, что на первом месте среди факторов, вызывающих бурную негативную реакцию граждан, стоит коррупция (19%), на втором два ответа — низкий уровень жизни населения и дистанция между народом и властью, бюрократией (по 14%). И на третьем месте некомпетентность политиков (11%). Следом идут системное беззаконие (10%), фальсификация выборов, монополия на власть (9%) и произвол властей, их привилегии и объем полномочий, создание видимости благополучия (по 6%).

И снова данные говорят о том, что в своем принятии или непринятии той или иной политической повестки дня граждане будут ориентироваться не на конкретные технологические решения властью экономических или политических проблем, а на стоящие за этим моральные ценности, такие как честность, справедливость, порядочность, искренность.

ЦЕННОСТИ ДЕМОКРАТИИ

Хотя считается (кстати, и президент Медведев так думает), что после 1990-х у населения выработалась стойкая аллергия на демократию и демократов, это вовсе не подтверждается данными исследований. К настоящему времени почти у трех четвертых среди наших респондентов утвердилось позитивное эмоциональное отношение к демократии.

В настоящее время число граждан, позитивно и нейтрально оценивающих ценности демократии, весьма высоко: 78,7% против 21,3%, давших негативные характеристики. При этом граждане четко отделяют идею демократии от ее реального воплощения на практике, считая, что то, что есть у нас в стране, демократией назвать сложно.

Как показал количественный анализ категорий, представленных в суждениях респондентов, выделяются по меньшей мере три типа представлений о демократии. С некоторыми допущениями их можно охарактеризовать как либерально-индивидуалистический, авторитарно-коммунитаристский и смешанный типы (см. график).

Как показывают приведенные данные, за это десятилетие произошло прежде всего определенное прояснение позиций в обществе, о чем свидетельствует уменьшение смешанных представлений и числа затруднившихся с ответом. При этом наряду с ростом либерально-индивидуалистических взглядов на демократию произошел и рост числа сторонников авторитарно-коммунитаристских представлений.

«Либеральное понимание» демократии характеризуют идеалы свободы в разнообразных вариантах: это «свобода слова и мнений», «свобода выбора», в том числе политического, «соблюдение прав и свобод личности». К ценностям свободы примыкают идеалы «личной и экономической независимости». Неотъемлемой частью либеральных представлений о демократии являются «ответственность государства перед обществом», а также «равенство в правах» и «равенство возможностей».

Авторитарно-коммунитаристские представления о демократии отличаются преобладанием категорий силы, власти и подчинения, дисциплины, требованиями установить жесткий порядок, апелляциями к закону и моральным нормам. Властные отношения здесь выстраиваются по линии противостояния абстрактных «власти», «государства», «правительства» и «людей», «народа», «простого народа». При этом власть наделяется характеристиками «сильная», «законная», «честная», «справедливая». Авторитарно-коммунитаристские представления пронизаны потребностями в безопасности и любви. В целом демократия воспринимается скорее как морально-нравственная, чем политическая категория.

В нашем обществе имеется серьезный запрос на морально-политические ценности и, в частности, на идеи социальной справедливости, которые традиционно входят в повестку дня левых партий. Об этом свидетельствует и тот факт, что среди известных российских политиков, которым респонденты высказали доверие, неожиданно для нас в лидеры вышел Сергей Миронов. Причем вопреки российской традиции персонификации власти, можно говорить именно о доверии к партии. Привлекает опрошенных не личность лидера, а идеи социальной справедливости. Сказанное подтверждает и ответ на вопрос: «Идеи каких партий вам близки?» «Справедливая Россия» получила 20%, уступив только ЕР.
Плюсы и минусы двух повесток дня, предлагаемых первыми лицами государства, обществу более очевидны, чем им самим.

ЧТО ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЕЕ?

В нашем исследовании структура представлений о демократии была представлена иерархией из восьми ценностей, которую опрошенных просили проранжировать. В таблице приведены ранги, занимаемые каждой из ценностей относительно других ценностей.

Приведенные в таблице данные наглядно показывают, что если либеральная составляющая повестки дня стала менее востребованной, то индивидуализм, наоборот, явно возрос.

Что касается консервативной или, точнее, авторитарно-коммунитаристской модели демократии, то она явно актуализировалась за последние годы по таким параметрам, как сильное государство, равенство, ответственность. При этом соблюдение законов резко пошло вниз, а активизм, как ценность скорее либерального типа, наоборот, пошел вверх и занял первый ранг среди иных ценностей. Очевидно, что та политическая демобилизация, которая была частью стратегий и либералов, и консерваторов, себя исчерпала.

Особое значение имеет такая ценность, как «сильное государство». Эта ценность нередко интерпретируется как один из наиболее явных показателей авторитарности. Анализ наших данных показывает, что этот индикатор следует трактовать более осторожно. Как видно из таблицы, эта ценность занимает устойчивое центральное место среди других ценностей демократии. И, очевидно, это связано с типом нашей политической культуры, которую можно назвать «государство-центрической». Те комплексы, которые наша страна переживала в связи с утратой ею своего места на протяжении всего постсоветского периода, видимо, можно считать практически изжитыми. Во всяком случае, 39% опрошенных считают нынешний режим власти сильным против 38%, которые назвали его слабым.

ТАК ВСЁ-ТАКИ МОДЕРНИЗАЦИЯ или КОНСЕРВАТИЗМ?

У обеих повесток дня власти есть свои плюсы и свои минусы в сравнении с общественными запросами. Поскольку сторонников каждой из двух повесток дня примерно равное число в обществе, то обе они имеют шанс быть поддержанными при определенных условиях. Одним из таких условий является включение в повестку дня серьезного «гуманитарного» наполнения и, в частности, сближение ценностей той или иной повестки дня с ценностями определенных социальных слоев общества, опора на них и их мобилизация.

Так, плюсом модернизаторской повестки дня является, на наш взгляд, ее персонифицированность. Медведев не только оглашает те или иные позиции, но и активно участвует в их выработке. Поэтому об уровне поддержки его повестки дня можно судить по уровню поддержки президента населением.

Если говорить о содержательных моментах этой стратегии, то обращает на себя внимание некоторая ее «зацикленность» на чисто технологических и экономических моментах. «Прогрессистская» риторика модернизаторов плохо воспринимается большей частью населения. А та часть, которой она близка, не ходит голосовать ни за одну из двух повесток дня.

Политико-психологические исследования выявляют более глубокие источники обеспокоенности людей. Они связаны не столько с экономическими проблемами, хотя те и беспокоят население, сколько с ощущением отчужденности власти от общества, ее несправедливостью и своекорыстием, отсутствием моральных опор. Это «гуманитарное измерение» повестки дня, связанное с ценностями, настроениями и моральным климатом, очень слабо представлено у модернизаторов.

Еще одной проблемой данной повестки дня является то, что она сфокусирована на технологических инновациях, в успех которых верит чуть более трети граждан, причем в основном это сторонники власти. Представление Медведева о том, что опорой модернизации станет весь народ, эти данные не подтверждают. Очевидно, что этой повестке дня необходим более прицельный поиск социальной базы и тех психологических оснований, на которых может строиться такая поддержка.

Кстати, общая позитивная оценка демократии и вполне зрелая позиция граждан по отношению к политическому участию позволяют говорить о том, что патернализм, хотя он и имеет место в определенных сегментах общества, не является столь повсеместным, неизлечимым и закоренелым дефектом нашего общества, как это представляется либералам.

Консервативная повестка дня с ее акцентом на стабильности находит серьезную поддержку в настроениях общества, особенно старшего поколения. Граждане все еще не удовлетворили свою базовую потребность в безопасности. Страх перед возможным повторением кризиса все еще вызывает беспокойство и тревогу. Отсюда и запрос на ценности стабильности и порядка.

Но если для консерваторов в других странах характерен акцент на моральных ценностях, то отечественные консерваторы не придают в своей повестке дня этим ценностям большого значения. И здесь мы видим расхождение между запросом общества и предложением консервативной повестки дня. Поскольку консерваторы в своей экономической стратегии опираются на рыночную экономику, которой правит крупный бизнес, то идеи социальной справедливости в их повестке дня не вызывают доверие, так как не органичны этой повестке дня. Они скорее приличествуют партиям левой ориентации.

Таким образом, можно сказать, что обе повестки дня имеют для населения привлекательность в отдельных своих положениях. Но есть и такие социальные запросы, которые не находят в них своего отражения. И в той и другой модели есть пункты, которые делают обе эти повестки довольно уязвимыми. Очевидно, что обе эти повестки, если они хотят стать эффективным инструментом не только избирательных технологий, но и инструментом государственного управления, должны более полно включать гуманитарное измерение и учитывать запросы граждан.

Елена Борисовна Шестопал — заведующая кафедрой социологии и психологии политики факультета политологии МГУ, доктор философских наук, профессор.

Прим ред. сайта ДЗВОН. Как консерваторы, так и модернизаторы, обсуждаемые в вышеприведенном анализе, не ставят под сомнение систему олигархического капитализма, по странному стечению обстоятельств именуемую у нас демократией. Но представляется, что последняя более чем изжила себя, поскольку она фактически исключает развитие, обрекая Отечество на заведомое разрушение. Это отчетливо видно по итогам ее существования в течение двух десятилетий. Пользуясь терминологией статьи, можно сказать, что Россия нуждается в совсем иной, принципиально новой «повестке дня».

По материалам http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=3644&Itemid=39
Почему в Белоруссии провалился “оранжевый” путч
Русское оружие сдают в утиль
Мнение редакции RNNS может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

В связи с участившимся спамом в комментариях, мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии, либо войти на сайт под своим именем.



Комментарии:
  • Аватар
    39
    0
    studio4u 26 декабря 2010
    Гнать надо обоих, что Медведева, что Путина, и все их окружение, и не надо выдумывать "повестки", время терять...
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.