Новости СМИ2

Мифы о ВТО

Видео:

Глобальный передел


Что такое ВТО (Всемирная торговая организация)
Через яркие видеокадры и высказывания экспертов и аналитиков (как сторонников, так и противников Всемирной торговой организации), в 56 минутах «Глобального передела» показана картина, которая обязательно проявится в России после её вступления в ВТО.


Сюжет построен на сравнении современной российской экономики и российских условий вообще (территориальных, климатических, экономических, социальных и пр.) с экономикой и условиями развития других стран. Прежде всего тех, которые в своё время вступили в ВТО.

«Открытие» России миру в начале 90-х годов прошлого века, по мнению авторов и экспертов фильма, не привело к созданию «всеобщего благоденствия» и привлечению большого количества инвестиций. Оказалось, что наши издержки почти всегда были выше, чем у иностранных производителей. Причин тому много - это и расходы на электроэнергию и отопление, и изобилие в современном российском управляющем аппарате недобросовестных чиновников, готовых продать страну до последней крохи. Кроме того, в России климатические условия не позволяют производить более дешёвую продукцию.

Создатели фильма, приводят массу доводов «от противного», развенчивают миф о схожести географического положения России и Канады, которая, как уверяет «мировое сообщество», «расцвела» после вступления в ВТО.
В фильме раскрываются истоки экономического успеха Америки, осуществляемого по следующей схеме: покупка предприятий-банкротов и последующее переведение своего производства в страны с дешёвой рабочей силой. Например, в Индию. «Игра в ВТО такова: снизить цены через свободную глобализацию. Поэтому снижается уровень жизни населения и разрушается экономика каждой страны, входящей в состав ВТО...», - считает американский экономист Линдон Ларуш.

Смотреть HD

видео онлайн

бесплатно 2022 года



Мифология ВТО

Миф 1. «Нас завалят импортом, наша промышленность умрет, и все потеряют работу».

Формулировка. Вступление в ВТО означает полное открытие экономики, наши товары будут вытеснены импортными, что приведет к массовой безработице.

• “в настоящее время тарифы защищают нас от конкуренции”
- неправда. Практически не защищают. Во-первых, средний размер тарифа для различных отраслей промышленности колеблется от 7 до 15%, что является, по международным понятиям, низкой защитой. Во-вторых, существующие им-портные тарифы не работают: до 50% всего импорта уходит от уплаты пошлин (см. Табл.1). Впрочем, наметившееся ужесточение таможенного администриро-вания приведет к росту тарифной защиты.

• “вступление в ВТО ведет за собой резкое снижение тарифов”
- неправда. Вопрос о тарифах решается в ходе переговоров, причем сейчас пред-ложения российской стороны предполагают не понижение, а повышение тари-фов по многим пунктам. Другое дело, что после подписания соглашений тари-фы будут зафиксированы – мысль, с которой трудно свыкнуться нашим произ-водителям, которые привыкли, что тарифы можно произвольно менять в любое время. Поэтому и производители, и правительство должны тщательно проду-мать, на каком уровне должны будут зафиксироваться тарифы в различ-ных отраслях.

• “у правительства не останется инструментов защиты отечественного произво-дителя”
- не совсем так: члены ВТО могут при наличии экономического обоснования временно повышать тарифы, а также применять нетарифные меры. Но еще су-щественнее другое. Если посмотреть на колебания реального валютного курса в 1990-е годы (см. Рис.1), то легко заметить, что его влияние на конкурентоспо-собность значительно превышает вклад в нее тарифов (и даже тот вклад, кото-рый могли бы внести тарифы, если бы наша тарифная политика работала). В от-личие от тарифов, обменный курс нельзя обойти. Кроме того, с экономической точки зрения обменный курс является лучшим регулятором, чем тарифы, по-скольку не нарушает соотношения цен на различные экспортные и импорти-руемые товары. Возможность управлять реальным валютным курсом у прави-тельства останется: выплата внешнего долга – мощный рычаг для неинфляци-онного понижения курса.

• «открытие экономики окончательно загубит российскую промышленность»
Исследования по другим странам показывают, что в долгосрочном плане внешняя тор-говля положительно влияет на экономический рост. Однако, в краткосрочной перспективе открытие экономики может повлечь за собой негативные социальные последствия. Что будет с российской промышленностью, если импорт все-таки увеличится?
Расчеты, которые мы провели для России, показывают, что уже на второй год после роста им-порта, благодаря конкуренции и более доступным импортным составляющим, во многих отрас-лях начинается рост производительности. Однако в краткосрочном плане многие отрасли могут пострадать в терминах объемов выпуска и занятости. В первый год после увеличения импорта, по нашим расчетам, будет наблюдаться падение выпуска в пищевой промышленности и боль-шинстве отраслей машиностроения, прежде всего в производстве средств транспорта, электро-оборудования и металлоконструкций, однако величина эффекта вполне умеренна. Мы провели условные расчеты (так как пока неясны условия вступления), пытаясь предсказать, что будет с российской промышленностью, если объем импорта каждого товара возрастет на 1%. При рав-номерном увеличении импорта по всем отраслям больше всего пострадает пищевая промыш-ленность: там увеличение импорта на 1% приводит, при прочих равных, в среднем к спаду на 0.16%. В региональном разрезе, равномерное увеличение импорта приведет к краткосрочному снижению занятости в первую очередь на Чукотке, Камчатке, в Калмыкии, Магаданской облас-ти, а также в Новгородской области и Алтайском крае.
Оценивая степень серьезности краткосрочных издержек от открытия экономики, необ-ходимо четче представлять себе, что произойдет в случае альтернативного развития событий, т.е. неприсоединения России к ВТО. К сожалению, отказ от вступления в ВТО вряд ли поможет избежать потерь. Пока наша промышленность останется нерест-руктуризированной и неконкурентоспособной, независимо от членства в ВТО импорт будет расти, увеличивая конкуренцию и толкая неэффективные предприятия к рест-руктуризации, а самые неэффективные – и к закрытию. В конечном счете может оказаться, что те самые проблемы, которых мы пытались избежать, будут просто отодви-нуты на несколько лет, при этом шанс встроиться в мировую экономику будет упущен. Вступление же ВТО может предоставить российским предприятиям возможности и стимулы для повышения производительности. Высвободившаяся при сокращении неэффективных производств рабочая сила может быть использована на более эффективных предприятиях. Чтобы ускорить этот процесс и снизить негативные последствия от вступления в ВТО, России следует немедленно предпринять необходимые меры по повышению мобильности рабочей силы, о чем мы более подробно поговорим позже.

Выводы.
• Снижение тарифов будет незначительным и может быть с лихвой ком-пенсировано снижением реального обменного курса рубля вследствие пла-тежей по внешнему долгу и снижения цен на нефть. Данные трудности, как ни странно, помогут защитить «средний класс российской промыш-ленности», вставший на ноги после кризиса 1998 г. С точки зрения защи-щенности отечественного производителя валютным курсом, ближайшие годы могут оказаться благоприятными для вступления.
• Возможности правительства защищать отдельные отрасли после вступ-ления будут действительно ограничены, поэтому в процессе переговоров не-обходимо выбрать приоритетные отрасли и оговорить отсрочку откры-тия отдельных рынков в условиях вступления.
• Вступление в ВТО действительно может привести к спаду в отдельных отраслях и регионах, поэтому уже сейчас необходимо предпринимать меры для решения проблем реструктуризации производства и снижения струк-турной безработицы. Отказ от вступления в ВТО не снимет необходимо-сти решения этих проблем.


Миф 2. «Сельское хозяйство умрет и есть будет нечего».

Формулировка. Вступление в ВТО откроет рынки дешевым импортным сельскохозяй-ственным товарам, с которыми наши продукты конкурировать не смогут. Наше сель-ское хозяйство перестанет существовать, что приведет к снижению уровня жизни в сельской местности и зависимости страны от импортного продовольствия. В периоды низких цен на нефть возможен продовольственный кризис.
Обсуждение.


• “Сельское хозяйство останется совсем без защиты…”
Сельское хозяйство во всех странах является отраслью с высоким уровнем государ-ственной защиты, особенно выделяются ЕС, США и Япония. В России расходы на поддержку аграрного сектора сейчас относительно малы, и по большинству сель-скохозяйственных культур ей трудно конкурировать с другими странами. Дейст-вующие тарифы значительно ниже, чем в среднем по ВТО, при этом вследствие не-эффективности таможенного администрирования даже эти низкие тарифы не вы-полняли своей защитной функции. Таким образом, сегодня сельское хозяйство ни-как нельзя назвать защищенной отраслью. Может ли ситуация ухудшиться после присоединения к ВТО? Если понимать под защищенностью возможность в любой момент произвольно менять тарифы, как это понимает большая часть отечествен-ных производителей, то да. И скорее всего нет, если взвешенно подойти к процессу переговоров и установить достаточно высокие (но при этом работающие) тарифы по продуктам, нуждающимся в защите.
С другой стороны, главным средством защиты сельского хозяйства (как и промыш-ленности) является дешевый рубль (см. раздел о промышленности, рис.1). Именно после девальвации 1998 года абсолютно развалившееся сельское хозяйство вновь начало развиваться. Кроме обменного курса, производство многих сельскохозяйст-венных продуктов защищено расстояниями: транспортные издержки увеличивают себестоимость продукции европейских производителей на десятки процентов на большинстве российских рынков.
Наконец, Правила ВТО не предусматривают отмены субсидирования сельского хо-зяйства, а лишь требуют введения максимального порога для государственный суб-сидий (см. Приложение, раздел о «желтых» субсидиях). В настоящее время на пе-реговорах обсуждается сумма в 16 млрд. долларов в год – величина более чем дос-таточная при любых прогнозах развития российской экономики, проблема скорее заключается в отсутствии средств у бюджета, а также в неэффективности сущест-вующей политики расходов.

• “… и поэтому не будет развиваться”
Проблемы российского сельского хозяйства во многом схожи с проблемами про-мышленности – это отсутствие менеджеров, способных заниматься маркетингом и сбытом продукции, мягкие бюджетные ограничения, оппортунистическое поведе-ние (принимающее в сельском хозяйстве форму элементарного воровства), отсутствие контрактного права, трудности с получением кредита и т.д. В сельском хо-зяйстве эти проблемы стоят еще более остро вследствие неясно определенных прав собственности на землю. В отличие от промышленных предприятий, основными активами сельскохозяйственных предприятий (бывших колхозов и совхозов) де факто являются не средства производства (земля), а негласные политические права на получение явных или неявных субсидий для приобретения удобрений, кормов, горючего и других ресурсов (которые затем разворовываются для использования в частных хозяйствах). Таким образом, система государственного субсидирования хозяйств есть не что иное, как социально ориентированные трансферты на под-держку крестьян, причем осуществляемые крайне неэффективно: до самих кресть-ян доходит лишь небольшая часть потраченных бюджетом средств. Конечно, существующая система стала основным средством выживания сельских жителей, одна-ко она не предоставляет никаких стимулов для развития эффективного сельскохо-зяйственного производства.
Необходимы серьезные институциональные изменения, в частности развитие сис-темы кредитования и системы страхования сельскохозяйственных производств. В этом решающую роль сыграет проведение земельной реформы и создание работающих механизмов оборота земли. Безусловно, сейчас средний размер земельного пая слишком мал для эффективной обработки. С другой стороны, с введением рын-ка сельхозземель следует ожидать быстрой консолидации участков. Показателен пример Молдовы: за первый год реформы средний размер участка увеличился в cотни раз (от 1.5-3 га в начале реформы до 680 га .
Система господдержки аграрного сектора должна быть полностью пересмотрена. Необходимо отделить средства, направляемые на развитие, от средств на социаль-ный цели. Последние необходимо выплачивать деньгами и не хозяйствам, а непосредственно сельским жителям (например, через повышение пенсий). Средства на развитие должны вкладываться в первую очередь в инфраструктуру: возможно, стоит подумать о поддержке вновь возрождающихся моторно-тракторных станций или создании межхозяйственных семенных фондов, об улучшении транспортной системы. Государство может также финансировать научные разработки по сель-скому хозяйству и проекты, ведущие к росту производительности факторов в аг-рарном секторе.
Впрочем, многие инфраструктурные вложения могут быть осуществлены и част-ными предпринимателями по мере развития оборота земли и консолидации участ-ков. Это процесс уже начался: после 1998 года в сельское хозяйство начал прите-кать частный капитал. В основном это крупные промышленные компании, вкладывающиеся пока в наиболее выгодные и очевидные звенья производственной цепочки (заготовка, сбыт), но есть и частные предприниматели, занимающиеся непосредственно производством. Особенно динамично развиваются отрасли, так или иначе связанные с экспортом. Открытость экономики неизбежно предполагает специализацию в производстве тех товаров, по которым у страны есть сравнительные преимущества. В первую очередь, это производство горчицы, подсолнечника, и других масличных. Таким образом, несмотря на трудности в выходе на внешний рынок, связанные с высоким уровнем госрегулирования отрасли в других странах, у России есть перспективы увеличения экспорта сельхозпродукции.
Выводы.
• Сельское хозяйство сегодня не защищено от внешней конкуренции ничем, кроме обменного курса рубля и транспортных издержек.
• Необходима продуманная политика тарифной защиты и субсидий и улучшение работы таможни.
• Вопрос состоит не в том, вступать или не вступать в ВТО, а в том, что делать для развития сектора. Существующая система является неэффективным средст-вом социальной поддержки крестьян и не дает никаких стимулов к развитию. Не-обходима земельная реформа, развитие кредитования и страхования в сельском хозяйстве. Бюджетные средства должны вкладываться в развитие инфраструк-туры, а не на текущую поддержку хозяйств.
• Российское сельское хозяйство может встроиться в глобальную экономику, спе-циализируясь в производстве тех культур, по которым у него есть сравнительные преимущества.



Миф 3. «Финансовый сектор умрет, и все наши денежки уйдут (за границу?)»

Формулировка. Наши банки, страховые компании и пенсионные фонды еще слишком малы для того, чтобы конкурировать с иностранцами. Вступление в ВТО приведет к уничтожению российских финансовых институтов, иностранные банки соберут деньги населения и вывезут их за рубеж.

Обсуждение.
«Банковский сектор нуждается в защите…»
Сейчас многие высказываются за то, чтобы продолжать защищать рынок финансовых услуг с тем, чтобы российские финансовые институты могли встать на ноги. Однако, как показал опыт последних 10 лет, при отсутствии реальной угрозы конкуренции со стороны иностран-ных компаний у наших финансовых компаний отсутствуют необходимые стимулы к совер-шенствованию своей деятельности. Именно там, где развитие сферы услуг происходило в ус-ловиях сильной иностранной конкуренции (инвестиционные банки), российские институты сегодня вполне конкурентоспособны. Отрасли, защищенные от конкуренции – банки, страхо-вые компании, негосударственные пенсионные фонды ¬¬– большей частью не способны сегодня эффективно осуществлять свои функции.
Неразвитость финансовых институтов очень дорого обходится экономике. Для российской экономики надежные расчеты провести невозможно, поэтому сошлемся на исследования для других стран. По оценкам американских экономистов Раджана и Зингалеса, с учетом межстрановых и межотраслевых различий отрасли в странах с высоким уровнем финансового развития растут в долгосрочной перспек-тиве в среднем на 1 % в год быстрее, причем, естественно, от финансовой неразвитости в первую оче-редь проигрывают такие сложные отрасли, как машиностроение, фармацевтика, микроэлектроника и др. Отсутствие хорошо развитого современного финансового сектора, безусловно, является одной из наиболее важных проблем для России. Если вступление в ВТО позволит эту проблему решить за счет прихода иностранных финансовых институтов и страховых компаний, то экономика России в целом от этого только выиграет.
Примечательно, что конкуренция со стороны иностранных банков уже начинает становиться реально-стью: крупнейшие российские компании уже держат большую часть своих средств в зарубежных бан-ках, многие вышли на иностранный рынок заимствований. К сожалению, у большинства населения вы-бора нет: монополия на розничном рынке принадлежит Сбербанку, который устанавливает отрицатель-ные (!) реальные ставки процента по депозитам.
Либерализация рынка финансовых услуг в процессе вступления России в ВТО вряд ли повлечет за собой немедленные изменения. На сегодняшний день главным барьером для прихода иностранных банков является не законодательный порог в 12% (который так и не был исчерпан и уже отменен), а плохой инвестиционный климат. Приток банковского капитала в Россию будет происходить по мере развития рыночных институтов, снижения политического риска, реформы регулирования, роста иностранных инвестиций и развития нового российского бизнеса, в том числе мелкого и среднего, и пройдет некоторое время, прежде чем на российской банковской сцене появятся крупные иностранные игроки. Как правило, крупные международные банки и страховые компании приходят в страну вслед за своими клиентами – транснациональными корпорациями, однако огромные ниши на рынке сбережений, страховых и пенсионных услуг для населения могут также привлечь иностранные банки. Самые эффективные из российских банков смогут воспользоваться этим временем, чтобы укрепить свои позиции. Кроме того, даже после прихода иностранных финансовых институтов у российских банков, страховых компаний и пенсионных фондов останется возможность работать на рынке розничного обслуживания населения.
«…а потоки капитала – в контроле»
Дискуссия о либерализации контроля над оттоком капитала напрямую не связана с вступле-нием в ВТО. Эффективность такого контроля зависит от конкретной ситуации в стране, на-пример, он был совершенно неэффективен в Бразилии, но на удивление эффективен в Малайзии. Утверждать, что "все, кто хотел, уже все вывезли", неправомерно, так как
отток капитала из России продолжается, причем темпы вывоза не снижаются. Безусловно, либерализация вывоза капитала повысит благосостояние потребителей, так как они получат доступ к более эффективным сберегательным инструментам: в отличие от наличных долларов (и вкладов в Сбербанк), вложенные в иностранную экономику средства приносят процентный доход.
Не совсем корректным, впрочем, является аргумент «для того, чтобы капитал притекал, нуж-но разрешить ему утекать». Капитал может притекать только в том случае, когда в стране есть прибыльные проекты для его вложения, а таковые сами собой не появятся после формальной либерализации рынка капитала. С другой стороны, если в результате этой меры приток капи-тала в Россию и повысится, то это может быть приток краткосрочного и часто меняющего направление своего движения капитала. Как показывает опыт азиатского кризиса 1997-98 годов, приток такого капитала идет либо на финансирование роста потребления, либо на финансирование непроизводительных и неэффективных инвестиций. А это именно тот самый вид капитала, который многие страны пытаются к себе не пускать, как, например, делала Чили, установив на них специальный налог (точнее, норму обязательного резервирования). В любом случае, меры по либерализации оттока капитала не являются достаточными для улучшения инвестиционного климата и привлечения иностранного капитала, и они не могут заменить собой меры связанные с проведением судебной реформы, улучшением бухгалтерского учета, аудита, совершенствования закона о банкротстве, укрепления корпоративного управления, повышения качества регулирования финансовой системы и т.д.

Выводы.
• С точки зрения развития экономики в целом, необходимо нарушить то монополь-ное положение, в котором в настоящий момент находятся российские банки, страховые компании и пенсионные фонды. С другой стороны, вступление в ВТО не приведет к мгновенному приходу иностранных финансовых институтов. У рос-сийских банков есть время подготовиться к конкурентной борьбе.
• Главный вопрос состоит не в том, вступать или не вступать в ВТО, а в том, что делать для развития финансового сектора – это, прежде всего меры, направленные на улучшение инвестиционного климата, и защиту прав кредиторов.
• Вопрос либерализации контроля над оттоком капитала из России напрямую не связан с вступлением в ВТО. В любом случае, для обращения притока капитала необходимо в первую очередь улучшение инвестиционного климата.


Миф 4. «Снижение тарифов приведет к росту импорта и сниже-нию иностранных инвестиций»

Формулировка. Для стран с относительно неблагоприятным инвестиционным клима-том, к каким, без сомнения, можно отнести Россию, предельно жестко стоит дилемма «либо товары, либо инвестиции». Если внутренний рынок защищен тарифами, то де-шевле построить завод внутри страны, чем импортировать товары. Если же рынок от-крыть, то все будет производиться за границей и ввозиться в готовом виде.

Обсуждение. Данная теория неверна или верна только частично по следующим причинам:
- международный опыт говорит об обратном. Не только страны-члены ВТО по-лучают больше прямых иностранных инвестиций, но и само вступление в ВТО обычно сопровождается ростом иностранных инвестиций. Например, в Болга-рии в следующий после вступления год иностранные инвестиции выросли в 5 раз.
Мы провели межстрановый анализ, рассмотрев долю прямых иностранных инвестиций в ВВП для 86 развивающихся стран в 1990-е гг., а также только для тех 42 из них, кото-рые не были членами GATT. В анализе учитывались страновые различия, уровень раз-вития и размер экономики, глобальная экономическая коньюнктура. Оказалось, что в год вступления иностранные инвестиции в среднем (при прочих равных) повышаются на 1.2% ВВП, а в следующие годы падают, но остаются на 0.8% выше, чем до вступле-ния. Это достаточно серьезный эффект, если учесть, что средний уровень прямых ино-странных инвестиций в этих странах составляет 1.5% ВВП.
- вступление в ВТО даст возможность российским производителям отстоять су-ществующие и открыть новые экспортные рынки, так что увеличится инвести-ционная привлекательность экспортирующих предприятий.
- вступление в ВТО потребует принятия ряда законов, защищающих права инве-сторов и авторские права, а также приводящих технические нормы и стандарты в соответствие с международными, что даст иностранным инвесторам гарантии против дискриминации со стороны властей, тем самым резко улучшив инвести-ционную привлекательность страны в целом.
- на вертикальные инвестиции, которые предполагают реэкспорт произведенной продукции и часто предполагают использование импортных комплектующих, снижение импортных тарифов влияет скорее положительно, чем отрицательно. Именно этот тип инвестиций доминирует в развивающихся и переходных эко-номиках.
- снижение тарифных барьеров может отрицательно повлиять только на горизон-тальные инвестиции (те, которые направлены на удовлетворение внутреннего спроса принимающей страны), да и то не всегда. Во-первых, даже горизонталь-ные инвесторы импортируют в Россию большое количество комплектующих и материалов. Во-вторых, для притока иностранных инвестиций большое значе-ние имеют не просто импортные тарифы, а совокупные издержки на доставку товара на местный рынок, и тарифы являются в России лишь небольшой их ча-стью. В-третьих, в России огромный потенциал для горизонтальных инвести-ций: Россия обладает большим рынком, и в России не развит сектор услуг. Для реализации этого потенциала необходимо продолжать бороться с межрегио-нальными барьерами на пути движения продукции и факторов производства и развивать транспортную инфраструктуру.

Мы провели исследование того, насколько сильно изменение тарифов в прошлом сказывалось на изменении соотношения импорта и прямых иностранных инвестиций в России 1993-1996 годах (к сожалению, у нас нет необходимых данных за последующие годы). Для вертикальных инвестиций эффект оказался нулевым, для горизонтальных инвестиций получилось, что при прочих равных уменьшение тарифа на 1 процентный пункт влекло за собой рост доли импорта в суммарном объеме импорта и объема продукции предприятий с иностранным участием всего на 3%. Даже сделав скидку на плохое таможенное администрирование, понятно, что эффект этот достаточно мал, чтобы быть с лихвой скомпенсированным улучшением инвестиционного климата.

Выводы.
• Вступление в ВТО дает России уникальный шанс привлечь иностранный капитал. Те предприятия и регионы, которым удастся решить проблемы корпоративного управления и защиты прав инвесторов, смогут привлечь значительные инвести-ции. При этом горизонтальные (ориентированные на внутренний рынок) инве-стиции пойдут во внутренние регионы с большей концентрацией населения, а вертикальные (ориентированные на экспорт) – в приграничные регионы с квали-фицированной рабочей силой. Для привлечения инвестиций необходимы меры по улучшению инвестиционного климата и формированию единого экономического пространства в России.
• Улучшение инвестиционного климата является, впрочем, необходимым условием долгосрочного экономического роста вне зависимости от вступления в ВТО.


Миф 5. «ВТО спасет от произвола власти»


«Вот приедет барин – барин нас рассудит»
Н.А.Некрасов «Забытая деревня»

Формулировка. Вступление в ВТО ограничивает возможности властного произвола и тем самым отменяет необходимость усилий в области административной реформы. Источник мифа: неверие в эффективность и справедливость власти, невозможность власти реформировать себя. Предыдущая реинкарнация мифа: надежда на план реформ МВФ.

Обсуждение.
Действительно, ВТО предоставляет иностранным производителям механизм разрешения кон-фликтов с российскими властями. В случае дискриминации иностранных производителей (по отношению к отечественным) реакцией будет, правда, не увольнение чиновников, а дискриминация отечественных товаров на иностранных рынках. Конечно, это приведет к давлению на власть со стороны российских экспортеров.
С другой стороны, вступление в ВТО не запрещает властям издеваться над отечественными предпринимателями, поэтому в отсутствие реформы регулирования и государственного аппарата не произойдет улучшения инвестиционного и предпринимательского климата; вступление в ВТО может привести к массовому оттоку капитала через, например, иностранные финансовые институты.
Безусловно, для того, чтобы отстаивать интересы российских предприятий в институтах ВТО, необходимы очень квалифицированные и неподкупные государственные служащие, поэтому при подготовке к вступлению необходима реформа государственного аппарата, повышение стимулов внутри государственной бюрократии. В отсутствие административной реформы российские производители не выиграют, а проиграют, и от введения жесткого контроля над правами на интеллектуальную собственность.

Выводы.
• Вступление в ВТО не отменяет необходимости реформы регулирования и государ-ственного аппарата. Более того, без этих реформ выгоды от вступления в ВТО будут существенно ниже.


Миф 6. «ВТО развалится на региональные блоки, в которых нам не будет места»

Формулировка. Будущее ВТО вызывает сомнения: в мировой экономике образуются ре-гиональные торговые ассоциации (американская, европейская и азиатская), которые и являются основными инструментами международной торговли. Вступив в ВТО, Россия ничего не выиграет, но потеряет преимущества Таможенного союза со странами СНГ.

Обсуждение и выводы. Действительно, неочевидно, как Россия может встроиться в наби-рающие силу региональные блоки. Впрочем, тем более необходимо ускорить вступление в ВТО с тем, чтобы иметь хотя бы один инструмент для «взламывания» региональных границ. Что касается Таможенного союза, то если Россия вступит в ВТО, все экономические функции Таможенного союза могут быть сохранены при помощи двусторонних переговоров или формирования региональной ассоциации свободной торговли. В конце концов, уже сейчас один из членов Таможенного союза (Киргизия) является и членом ВТО. Возможно, впрочем, что часть политических функций Таможенного союза придется реализовывать другими средствами.

Миф 7. «Вступай не вступай – страна так расположена, что инвестиций не будет»

Формулировка. Российский климат делает производство всех товаров неконкуренто-способным, поэтому России нет места в глобальной экономике.

«Производство всех товаров обходится дороже, поэтому торговать невыгодно».
- этот аргумент противоречит основам экономической теории. Проблема выгодности торговли для стран, у которых высокие издержки и нет абсолютных преимуществ по производству ни одного товара, еще в начале XIX века была решена английским экономистом Давидом Рикардо, который показал, что для международной торговли важны не абсолютные преимущества, а относительные.
- Так что утверждать, что для нашей страны нет места для участия в мировой торгов-ле, только потому, что климат холоднее и поэтому все издержки больше, нельзя. Существуют другие, существенно более важные факторы, например, квалификация рабочей силы, которые определяют положение экономики в системе международной торговли. Именно благодаря этому фактору более холодная Швеция обогнала в своем развитии более теплые Испанию и Португалию. Другое дело, что со временем конкуренция приведет к тому, что отрасли, не связанные с добычей и переработкой природных ресурсов, будут перемещаться в регионы с умеренным климатом.
«Беды российской экономики объясняются географическими факторами»
- Влияют ли вообще географические факторы на долгосрочный экономический рост? Американские экономисты Гэллап и Сакс рассматривали, насколько важны для роста тропический климат, выход к морю (плотность населения в прибрежной полосе и в удаленных от моря районах), удаленность от наиболее развитых стран и т.д. Выяснилось, что все факторы, связанные с неудачным географическим положением, действительно играют роль: удаленные от моря страны, или страны, где пусть и есть выход к морю, но большинство населения живет не в прибрежной полосе, растут медленнее. Страны с тропическим климатом растут медленнее (при прочих равных). Однако объяснить это можно за счет высокой заболеваемости тропическими болезнями в таких странах: учет заболеваемости малярией (единственная болезнь, о заболеваемости которой есть надежные межстрановые данные) сводит на нет эффект климата. Гэллап и Сакс не оценивали влияние холодного климата, но они оценивали эффект от принадлежности к бывшим социалистическим странам (что, согласно книге Паршева, неплохая аппроксимация для холодного климата). Так вот, этот фактор теряет свою значимость, если учесть индексы открытости торговли и качества государственных институтов, который включает в себя оценку эффективности бюрократии, масштаб коррупции, эффективность контрактного права и исполнения законов. Так что не в климате состоит наше главное отличие от Америки.
- Простое доказательство вторичности климата по отношению к политическим и правовым факторам ¬¬– карта спада производства в регионах России. На Рис.2 пока-зана степень падения ВВП с 1990 по 1998 года. Чем темнее окраска региона, тем больше падение. Наибольшее падение наблюдалось скорее в южных регионах, чем в северных. Кстати, из результатов Гэллапа и Сакса следует, что среди регионов России в наилучшем географическом положении находятся Санкт-Петербург, Ле-нинградская область, Калининградская область и Приморье. Только из-за близости к морю Ленинградская и Калининградская области должны были бы расти на 1%, а Приморский край – на 0.6% в год быстрее, чем страна в среднем. Как известно, Приморье является одним из наиболее проблематичных российских регионов, по-этому географические факторы в современной России существенно менее важны, чем институциональные.


Источник: Госкомстат. Цифры показывают процент спада, в скобках – количество подобных регионов.

Выводы.
Конечно, холодный климат повышает производственные издержки, однако он не является решающим фактором, препятствующим развитию России на современ-ном этапе, и не является причиной, по которой России не стоит открывать эко-номику. При размещении производства в холодных районах уровень жизни населе-ния действительно ниже, однако это не связано с открытостью: при закрытии экономики уровень жизни снизится еще больше (при прочих равных). С другой стороны, со временем в России может произойти обратный переток (недобы-вающего) производства и рабочей силы в регионы с более умеренным климатом.


Миф 8. «Наши беды в русском характере и ВТО этого не изменит»

«Умом Россию не понять...»
Ф.И. Тютчев

Формулировка. Годы реформ показали: то, что работает в других странах, не работает в России. Русская душа не приемлет рынка и индивидуализма. Нам ближе община и коллективизм. Российские предприниматели не умеют созидать, а рабочие не умеют работать. Источник мифа: вера в особость русского народа.

Обсуждение.
Вера в особость присуща не только России. В ХХ веке очень многие страны пытались вы-брать особый путь, который, как правило, включал изоляцию от внешнего мира, но после его краха возвращались на столбовую дорогу построения рыночной экономики. Хорошим приме-ром могут служит страны Латинской Америки, которые, кстати, как и Россия, уповали на свою особость.
В силу множества причин экономический спад, вызванный развалом плановой системы, в России действительно оказался на порядок глубже, чем в других странах. Действительно, до сих пор реформы не привели к повышению эффективности предприятий и уровня жизни, зато породили такие специфические явления, как бартер. Но, тем не менее, это не говорит о том, что рынок в России не работает: как ни парадоксально это звучит, российская экономика находится в самом начале пути реформ. Конкуренция пока не затронула большинства россий-ских предприятий, остаются существенные барьеры на пути движения продукции, труда и капитала.
В тех секторах, где удалось обеспечить возникновение конкурентной среды, производительность дейст-вительно выросла, причем важна как внешняя, так и внутренняя конкуренция, а также конкуренция на рынке труда (см. Рис.3). Кстати, и бартер получил широкое распространение именно в неконкурентных отраслях: по расчетам Гуриева и Квасова, в 1996-97 гг. при прочих равных в монополизированных от-раслях доля бартера в выручке была на 15-20% больше, чем в конкурентных.

Ни в одной стране мира люди не любят работать просто так и не хотят тратить время и силы на повышение эффективности производства товаров и услуг, если этого можно избежать. Од-нако наличие конкуренции не дает стоять на месте, и в этом Россия не исключение. Перефра-зируя классика, можно сказать, что все успешные страны развиваются одинаково – из-за на-личия конкуренции, а все остальные – придумывают разные причины, чтобы эту конкурен-цию ограничить.
Особость русского характера проявляется скорее в уникальной способности к выживанию – брошенный в воду, российский предприниматель умудряется выплыть, несмотря на все труд-ности. Отметим, что не последнюю роль в этом играет высокий уровень базового образова-ния. В среднем, российские предприниматели – люди с хорошим (по мировым стандартам) высшим образованием, а главное – умеющие и любящие учиться (в широком смысле), гибко приспосабливаться к динамичной среде.
В условиях открытой экономики главным фактором успеха является способность предпринимателей найти ту нишу, которая даст возможность опережающего развития. Удачные примеры того, что «можем, когда хотим», можно обнаружить, в числе других, на сегодняшнем рынке программного обеспечения (ПО). Одним из таких примеров является компания «Рексофт». 10 лет назад компания, в которой рабо-тало тогда 6 человек, начала с программирования на заказ для зарубежных фирм. Через несколько лет, отладив технологию производства ПО, «Рексофт» перешел к разработке собственных стандартных про-граммных продуктов. В 1996 компания выпустила первый тиражируемый продукт на отечественный рынок – систему учета и тарификации телефонных переговоров «Барсум». В числе других успешных продуктов «Рексофт» – комплексная система автоматизации гостиницы «Эдельвейс», которая продается не только в России, но и на Западе, и система управления содержанием сайтов Dynasite. Мы спросили у руководителей компании, объем продаж которой достиг в 2000 г., при 100 сотрудниках, 2.5 млн. долла-ров, в чем секрет их успеха. На первом месте, по мнению менеджеров, стоят люди. Следующим важным аспектом было то, что они первыми вышли на западный рынок заказного ПО, и то, что за 10 лет работы Рексофт на практике отработал и умело комбинировал все модели работы софтверных фирм: индий-скую, израильско-скандинавскую и национальную.
В качестве другого примера успеха можно назвать кампанию 1С, которая является сегодня лидером на российском рынке бухгалтерского программного обеспечения. Продукция 1С установлена приблизи-тельно на 300 предприятиях России и СНГ. Распространение, а также поддержка и обучение персонала осуществляется через широкую сеть дилеров, охватывающую 430 городов России.
Качество рабочей силы в России часто тоже вызывает нарекания: у нас нет дисциплины, все алкоголики и т.д. Это правда, однако не стоит забывать, что эти факторы во многом обуслов-лены экономическим спадом.

Выводы.
Российские предприниматели ничем не уступают западным и вполне адекватно реаги-руют на конкуренцию. Особость России в том, что она унаследовала от СССР концен-трированную структуру промышленности, что существенно затрудняет создание кон-курентной среды. Вступление в ВТО может значительно улучшить ситуацию, так как создаст необходимое конкурентное давление. Необходимым условием успеха является содействие мобильности труда и капитала, а также поддержание высокого уровня обра-зования.
Автор Центр экономических и финансовых исследований и разработок из статьи "Россия в ВТО: мифы и реальность"
Выбирая отдых в Хосте — вы выбираете здоровье
Лукашенко versus Медведев. Несколько цифр в качестве информации для размышления
Мнение редакции RNNS может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

В связи с участившимся спамом в комментариях, мы рекомендуем Вам зарегистрироваться, чтобы иметь возможность оставлять комментарии, либо войти на сайт под своим именем.



Комментарии:
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.